Главная Обратная связь RSS
Логин:  
Пароль:
Новости Здоровье ребенка Физическое воспитание Развитие и речь Дом и семья Безопасность детей Беременность и женщина
Навигация по сайту
Круг детского чтенияНа наших книжных прилавках, пожалуй, никогда ещё не было такого разнообразия детской литературы, как сейчас. Тут и русская классика, и зарубежная, и сказки, и приключения, и фантастика! Родители, которые серьёзно относятся к воспитанию детей, естественно, стараются им побольше читать: художественная литература оказывает на душу ребёнка огромное влияние. Однако далеко не любое влияние бывает положительным. Книга может подействовать на человека просветляюще, а может ввергнуть его во мрак, вселить чувство ужаса и безысходности. Если это применимо ко взрослым людям, то уж к детям тем более. Так что при выборе детских книжек не поленитесь лишний раз освежить в памяти их содержание. Особенно, если ваш ребёнок робкий, впечатлительный, а таких сейчас достаточно много. За последние годы в нашей стране число детей, страдающих сильными, даже патологическими страхами, удвоилось. И мир вокруг нас, и современное искусство, и компьютерные игры — всё заряжено агрессией, поэтому неудивительно, что детям в такой реальности неуютно и они очень многого боятся. Какие выбирать сказки? Впечатлительным детям не стоит рано читать страшные сказки типа «Карлика Носа» В. Гауфа или грустные вроде «Девочки со спичками» либо «Русалочки» Х.-К. Андерсена. Народные сказки, в том числе русские, должны быть литературно обработаны, причём именно для детей, поскольку в оригинальном варианте слишком много архаической жестокости. Ещё более осторожно следует подходить к легендам и мифам. Их лучше оставить лет до 9–11, а в дошкольном возрасте читать побольше весёлых произведений наших и зарубежных классиков детской литературы. Во-первых, потому что смех — действенное лекарство от страха. Люди знали это ещё в глубокой древности. У некоторых племён до сих пор бытует обычай заклинать смехом злых духов, а у колумбийских индейцев даже принято смеяться во время похорон. (К чему я вас, естественно, не призываю!) Вы, наверное, обращали внимание на то, что испуганный ребёнок напряжён, как натянутая струна. Смех снимает это напряжение, помогает переключить внимание малыша, служит заградительным барьером между ним и страшными образами. Во-вторых, «Чиполлино», «Винни-Пух», «Буратино», «Пеппи — Длинный Чулок», а также книги Носова, Успенского, Рыбакова, Маршака, Михалкова и других прекрасных авторов не только развлекают, но и многому учат. В том числе и смелости. Ну, а в «Приключениях жёлтого чемоданчика» С. Прокофьевой тема обретения смелости вообще ведущая. Сейчас порой можно услышать, что до революции дети слышали сказки как раз в неприглаженном, архаическом варианте. И — ничего, привыкали к «суровой правде жизни». Но авторы тех времён свидетельствуют об обратном. «Конечно, неуместно читать детям сказки, где есть что-либо пугающее, какие-либо страшные образы» (выделено мной. — Т.Ш.), — писал больше ста лет назад, в 1876 г., педагог В.Сиповский. А ведь в середине XIX в. у детей было неизмеримо меньше страшных впечатлений, чем сейчас. Одни новости по телевизору, которые ныне каждый день смотрят взрослые, чего стоят! Крупным планом показываются изуродованные трупы, в красках расписывается, где что взорвалось, сгорело, потонуло... По признанию самих телевизионщиков, в новостях примерно 70 процентов негативной информации и лишь 30 процентов — позитивной. Да и ту они умудряются подавать так, что положительный эффект нередко сходит на нет. А компьютерные игры? А бьющая по нервам уличная реклама, которую на профессиональном жаргоне так прямо и называют «агрессивной», поскольку она не предлагает, а навязывает потре6ителям товары, влияя на подсознание? А жуткие, садистские заголовки, которыми пестрит нынешняя пресса? А разговоры современных детей, уже напичканных всякими «ужастями»? На таком, мягко говоря, неблагоприятном фоне литературные «страшилки» будут не полезной прививкой, как думают некоторые недальновидные люди, а очередной порцией яда. И детская психика, не выдержав перегрузки, может сломаться. У детей помладше могут возникнуть фобии, а у подростков — то, что в православии именуется «окаменённым нечувствием». Человека, повинного в этом грехе, ничем не проймёшь. Он равнодушен к чужому страданию и чужому горю. Для него даже самые близкие становятся чужими людьми. Горькие плоды современного воспитания Психологов и педагогов всё больше заботит отставание эмоционального развития современных детей и подростков. Причём наблюдается оно не только в семьях, где дети растут, как сорная трава, но и там, где ими достаточно много занимаются. О ранней интеллектуализации, тормозящей развитие эмоций, я не раз писала. Но ею дело не ограничивается. Как ребёнок может научиться моделям поведения? Так же, как и всему остальному: в основном, подражая тому, что он видит вокруг. И литература играет тут важнейшую роль, ведь яркие художественные образы и увлекательные сюжеты порой на всю жизнь врезаются в память, могут навести на глубокие размышления. Чем с утра до ночи твердить маленькой девочке, как дурно быть неряхой, лучше прочитать «Федорино горе» К. Чуковского и сказать, что её игрушки тоже, наверное, убегут, обидевшись на беспорядок. (А если это не подействует, то и убрать на время пару любимых кукол, сказав, что они не выдержали жизни в грязи.) Ещё не так давно, в конце 80-х гг., большинство детских книг, мультфильмов, фильмов, спектаклей предназначалось не только для развлечения, но и для воспитания. Часто бывая на фестивалях кукольных театров, мы с И.Я. Медведевой не раз слышали от режиссёров жалобы на то, что им надоели пьесы про жадных медвежат, упрямых осликов, озорных обезьянок. Их мечта — «Гамлета» в куклах поставить, а Минкультуры требует спектаклей для дошколят. Взрослым дядям, наверное, и вправду скучны пьесы про осликов, а вот малышам такая тематика — в самый раз. Они узнают в героях самих себя, ситуации, в которых нередко оказывались, учатся распознавать оттенки чувств и эмоций, усваивают правильные модели поведения. Конечно, далеко не всё было тогда талантливо, но даже самые простые, бесхитростные истории могли многому научить ребятишек. Потом был дан резкий крен в сторону развлекательности. Возьмём для сравнения стихи из двух учебников, изданных с интервалом в 4 года. В «Родной речи» (сост. М.В. Голованова, В.Г. Горецкий, Л.Ф.Климанова. М.: Просвещение, 1993) на поэзию отведено порядка 90 (!) страниц. Здесь много известнейших стихов о природе: «Люблю грозу в начале мая» Ф. Тютчева, «Я пришёл к тебе с приветом, рассказать, что солнце встало» и «Зреет рожь над жаркой нивой» А. Фета, «Звонче жаворонка пенье» А. Толстого, «Уж небо осенью дышало», «Зимнее утро» и «Зимний вечер» А. Пушкина (естественно, я упоминаю далеко не все произведения). Есть басни Крылова, «Сказка о царе Салтане» (не отрывок, а вся целиком!), стихи М. Лермонтова, И. Никитина, Н. Некрасова, К. Бальмонта, И. Бунина. Все они из разряда тех, которые безусловно можно отнести к «жемчужинам русской поэзии». А вот популярный ныне учебник Р.Н. Бунеева и Е.В. Бунеевой «В океане света», предназначенный для того же возраста. По нему сейчас занимается множество школ и гимназий, в том числе называющих себя элитарными. Нет, нельзя сказать, что русская поэзия в учебнике обойдена стороной. Объём напечатанных произведений примерно такой же. С той только разницей, что данный учебник в два с лишним раза толще. Показателен и подбор материала. Если русская поэзия ещё представлена какими-то хрестоматийными стихотворениями (хотя их куда меньше, чем в первом учебнике), то стихи советского периода просто изумляют. Зачем включать в учебник то, что может быть уместно на страницах «Мурзилки», но уж никак не назовёшь вершиной, эталоном поэтического творчества? Для учебных хрестоматий всегда отбирались лучшие произведения, чтобы показать детям образец. Неужели не нашлось ничего более выдающегося, чем «Вредные советы» Г. Остера, или стишок про бедную киску, которой не дают украсть сосиски (Б. Заходер), или вот такие «поэтические жемчужины»: Кто продырявил барабан, барабан? Кто продырявил старый барабан? Барабанил в барабан барабанщик наш, Барабанил в барабан тарабарский марш. Барабанил в барабан барабанщик Адриан. Барабанил, барабанил, бросил барабан. И т.д. и т.п. Ю. Владимиров Авторы учебника обращают внимание школьников на то, как поэт играет звуками. Но, право же, это далеко не самый удачный пример художественного приёма, называемого «аллитерацией», да и неинтересно это стихотворение ученикам четвёртого класса, для которых написан учебник. Теперь мы начинаем пожинать горькие плоды воспитательных экспериментов. Эмоциональная уплощённость современных детей налицо. Вернее, даже на лице: у них обеднённая мимика, им часто бывает трудно изобразить даже самые простые эмоции — радость, печаль, злость, обиду. Гораздо хуже, чем раньше, опознаются нынешними детьми и разные черты характера. Расскажешь им самую что ни на есть незамысловатую историю про грубых или, допустим, ленивых героев, а в ответ на вопрос: «Какие были сейчас персонажи?» они знай себе твердят: «Плохие... Злые...» И только после наводящих вопросов, фактически содержащих прямую подсказку («Девочка ленилась рано вставать, ленилась причёсываться и убирать постель — значит, какая она была?»), кто-нибудь догадается произнести нужный эпитет. А попросите назвать противоположное качество, и вы такое услышите! «Ленивый» — «работный», «грубый» — «необзывальный»(?!) Так что я советую через книги сделать упор на эмоционально-нравственное развитие ваших детей. Это, конечно, не означает полного исключения развлекательного элемента, но всё же большая часть произведений должна не просто забавлять ребёнка, а учить и воспитывать. И ещё несколько рекомендаций: Обсуждайте прочитанное. Наводите детей на размышления о характерах персонажей, о чувствах, которые они переживали в тот или иной момент, о причинах их поведения. Задавайте детям побольше вопросов, а то дискуссии взрослых с ними нередко вырождаются в нравоучительные монологи, во время которых ребёнок привычно отключается и практически ничего не улавливает. С дошкольниками и младшими школьниками прочитанное стоит не только обсуждать, но и проигрывать — театрализация позволяет ненавязчиво донести до них очень многие вещи, которые иначе не усваиваются или усваиваются с огромным трудом. Если вы хотите, чтобы книга помогла вашему ребёнку осознать и преодолеть его психологические трудности (например, страхи, жадность или упрямство), ни в коем случае не подавайте её под лозунгом «вот как поступают настоящие мужчины (добрые дети, послушные девочки), а ты...» Упрёк, каким бы скрытым он ни был, оскорбит ребёнка, который, скорее всего, и сам переживает из-за своего недостатка, но не желает в этом признаться. А обида заблокирует доступ всему остальному. Рассказы про животных Дошкольники и младшие школьники любят рассказы про животных. Однако не забывайте, что законы природы довольно жестоки. Поэтому, если ваш ребёнок раним, чувствителен, возбудим, склонен к страхам и застенчивости, лучше опускать кровавые подробности либо временно воздержаться от чтения некоторых повестей и рассказов. К примеру, я не рекомендовала бы читать пяти-семилетним детям повесть В. Бианки про мышонка Пика (между прочим, включённую в один из учебников для первоклашек!). Да, в этой повести рассказывается много интересного о повадках мышей и птиц, но там есть и картины, способные травмировать впечатлительного ребёнка. Например, такая: «Ветви куста были усажены длинными острыми колючками. На колючках, как на пиках, торчали мёртвые, наполовину съеденные птенчики, ящерки, лягушата, жуки и кузнечики. Тут была воздушная кладовая разбойника». Или такая: «Пик посмотрел, на чём он лежит, и сейчас же вскочил. Лежал он, оказывается, на мёртвых мышах. Мышей было несколько, и все они закоченели: видно, лежали здесь давно». Не советую и поощрять увлечение дошкольников книгами про динозавров. Нынче эти животные в почёте, и многие ребятишки, подражая друг другу, коллекционируют соответствующие игрушки или штудируют красочные энциклопедии, заучивая наизусть мудрёные названия доисторических чудовищ. Но если абстрагироваться от моды (которая нередко так застит нам глаза, что мы уже не можем оценивать её критически), то придётся признать очевидную вещь: динозавры — животные очень страшные. В старину их назвали бы куда откровеннее — «чудищами». Самых безобидных, травоядных динозавров — и тех при всём желании не сочтёшь милягами. Только представьте себе реальную встречу с таким «милягой» — и вас, даже если вы самый ярый поклонник ископаемых, прошибёт холодный пот. По нашим наблюдениям, у дошкольников, увлекающихся динозаврами, высокий уровень тревожности, много страхов, о которых они далеко не всегда рассказывают родителям. Разглядывание картинок с изображением скелетов и черепов (а в книжках про динозавров такие картинки присутствуют очень часто, ведь облик ископаемых восстановлен по их костям) неизбежно наводит ребёнка на мысли о смерти. Помню большеглазого малыша Романа. В четыре года он уже прекрасно рассуждал на самые разные темы и любил книги про животных. Желая идти в ногу со временем, мама купила ему «Атлас динозавров». Мальчик выучил текст наизусть и поражал гостей своими недюжинными познаниями. Только почему-то он перестал засыпать один, ни на минуту не оставался без мамы даже днём и начал закатывать дикие истерики, стоило ему хотя бы чуточку ушибиться или поцарапаться. Собственно, эти истерики и послужили поводом для обращения мамы к психологу. Не понимаю, что с ним стряслось, — недоумевала она. — Чуть где кольнёт, он — в панику: «А я не умру?» А если, не дай Бог, споткнётся и до крови обдерёт коленку — такое начнётся! Маме и в голову не приходило связать «немотивированный» страх смерти, внезапно возникший у её сына, с любимой книжкой. Но мысленно восстановив развитие событий, она вспомнила, что страхи у Романа появились практически сразу же после приобретения «Атласа». Приключения Дети, особенно мальчики, обожают приключения. Каждому, даже самому робкому, ребёнку в глубине души хочется стать героем, а приключенческая литература даёт ему такую возможность. Но исторические книги тоже нередко изобилуют довольно страшными подробностями. Скажем, развитый семилетний ребёнок вполне способен одолеть «Приключения Тома Сойера», однако если его терзают страхи темноты, смерти, бандитов и одиночества, то блуждания Тома и Бекки в катакомбах способны произвести на него слишком тягостное впечатление. А индеец Джо может начать являться к нему по ночам. То же самое относится и к «Острову сокровищ» Р.Л. Стивенсона. Одна чёрная метка пиратов чего стоит! Когда имеешь дело с впечатлительными детьми, лучше отсрочить знакомство и с «Принцем и нищим» М. Твена, ведь помимо смешных ситуаций, в которые попадает не знающий придворного этикета Том Кенти, там есть множество совсем не смешных подробностей из жизни лондонских бедняков. А также красочные описания пыток и казней. На этом произведении я, честно говоря, обожглась сама. Мой младший сын Феликс — великий книгоглотатель. Совершенно свободно он, как взрослый, начал читать в пять лет и к шести мог прочитать за несколько часов сказочную повесть типа «Баранкин, будь человеком!» или «Королевство кривых зеркал». Я же, следуя принципу «опережающего чтения», старалась заинтересовать его чем-то более сложным. Так мы с ним читали по вечерам Ж. Верна, а по выходным сын задавал папе разные вопросы из области естествознания, на которые не могла ответить ему я. И ещё он ходил с отцом в биологический или зоологический музей — эти книги пробудили у него интерес к природе. Но мне хотелось заинтересовать его ещё и историей. И вот однажды мне попался на глаза «Принц и нищий». Я в детстве его обожала, мне вообще нравились истории с переодеваниями, когда герой или героиня выдают себя за кого-то другого. Я знала наизусть фильмы «Гусарская баллада» и «Королевство кривых зеркал», любила шекспировские комедии с тем же лейтмотивом. Только у меня стёрлось в памяти, что «Принца и нищего» я читала лет в десять. А сыну моему сравнялось всего лишь шесть. Эксперимент пришлось быстро прекратить. Хотя я пыталась на ходу опускать целые абзацы, ребёнок всё равно не выдержал. Не хочу я про них читать! — со слезами на глазах вскричал он, когда несчастного принца, переодетого в лохмотья нищего Тома Кента, бедняки в очередной раз подвергли издевательствам. — Не нужны они мне, раз они там, в прошлом, были такие жестокие. Может быть, поэтому Феликс до сих пор не любит приключенческих романов (например, В. Скотта), действие которых разворачивается в Средневековье? Классическая литература Переход к ещё более серьёзной литературе тоже может оказаться для кого-то болезненным. Боясь удручающих впечатлений, робкие, чувствительные дети не хотят читать книги с плохим концом. Но ведь тогда за бортом останется львиная доля мировой классики! Что же делать? Главное, не торопите события и в то же время не пускайте процесс на самотёк. Лучше постараться осуществить переход к серьёзной литературе мягко, учитывая природные склонности и интересы ребёнка. Как? Допустим, ваша дочь романтична, любит помечтать. Из сказок она уже выросла, а до тургеневских повестей ещё не дозрела. Предложите ей прочесть «Джейн Эйр» Ш. Бронте, «Алые паруса» А. Грина, «Последний лист» О’Генри. Это уже не сказки, но и не «суровая правда жизни», которая, будучи узнанной раньше времени, может породить в душе девочки страх и нежелание взрослеть. Или, к примеру, сын любит зоологию, постоянно пристаёт к вам с просьбой купить собаку, с удовольствием смотрит по телевизору передачи про животных. Значит, настало время для реалистичных произведений Э. Сетона-Томпсона, которые далеко не всегда кончаются благополучно, для романов Дж. Лондона и пр. А заинтересовавшийся историей ребёнок в 11–13 лет уже без ущерба для психики прочтёт и «Принца и нищего», и «Князя Серебряного», и «Тараса Бульбу». Впрочем, новое время — новые песни. Опять приведу пример из читательской практики Феликса. Наверное, многие из вас, родителей, зачитывались в школе «Тремя мушкетёрами» или «Графом Монте-Кристо» А. Дюма. Ну так вот. У моего младшего сына роман «Монте-Кристо» вызвал совсем не ту реакцию, какая возникала у школьников советской эпохи. Ты что мне дала?! — возмутился Феликс, прочитав сколько-то страниц. — Как вы могли восхищаться этим чудовищем? Он же такой жестокий, всем мстит, никому ничего не простил... Ты про Христа говоришь, а сама такие книжки даёшь читать! И я поняла, что, рекомендуя новым детям книги по старой памяти, можно сесть в очень большую лужу...


Книги для подростковНедавно я написала заметку о плохой – как и сейчас полагаю – книге Мариэтты Чудаковой. А сейчас хочу написать о её хорошей книге, на которую, впрочем, обратила внимание, только прочитав первую. Книга называется «Не для взрослых. Время читать!» Идея проста: в развитии читательских предпочтений писательница выше всего ценит период отрочества и предлагает подросткам (или отрокам) 10-16 лет заполнить полку книгами, которые просто необходимо прочитать в этом возрасте: потом станет поздно и упущенного удовольствия не наверстать. На эту полку Чудакова – надо сказать, довольно хаотично – ставит вперемежку Гайдара, Рабле, Лермонтова, Марка Твена, Александра Грина, Пушкина, О.Генри, Дефо, Льва Толстого, Бориса Житкова, Мериме, Осееву, Зощенко... Оговариваясь, что есть ещё Дюма, Каверин, Честертон, Гоголь, Жюль Верн, Диккенс и многие другие, для кого понадобится вторая полка. В общем, сумбурно. Я так и не поняла, почему каверинские «Два капитана» не вошли в первую полку для подростков и почему Рабле на ней сразу после Лермонтова. Не увидела внятную общность между князем Мышкиным и гайдаровским Тимуром. Не во всём согласилась с выбором книг. Или с одним из трёх главных правил Чудаковой: «Нет книг, которые читать рано». Есть такие книги. В особо печальных случаях книга, взятая слишком рано, способна отбить желание открывать себя на долгие годы, быть может, навсегда. У меня так вышло с «Янки при дворе короля Артура» и, стыдно признаться, с «Дон Кихотом». И при всём при этом – какая замечательная идея! Можно сказать, универсальная. Все мы, мамы и папы, даже бабушки и дедушки, можем составить список самых дорогих нашему сердцу книг, вспомнить, чем они трогали и волновали нас в детстве, о чём мы фантазировали, читая. Мы можем записать свои воспоминания и мысли, и получится наша собственная книжка «Время читать!», а у детей появится пространство для размышлений и выбора. Или можем ограничиться советами, что тоже неплохо. Только, в любом случае, надо начинать читать и говорить о прочитанном. Именно в таком просветительском тексте – а не в сусальной истории про девочку Женю – у Чудаковой даже получилось вполне натурально рассуждать об отечественной истории, как почве для книг Толстого, как драме Зощенко и Заболоцкого. И во всё это вплелись воспоминания детства. Книжная полка прямо на глазах превратилась в мостик между поколениями. Тем более ценный, что находится он не за семью печатями: каждый из нас способен навести такой мостик. Книги для подростковДелать это необходимо. Порой даже не догадаешься, кто безогляднее углубляет траншею непонимания: дети или сами взрослые, стремясь угодить некому «общепринятому» представлению о детских интересах. Слушая на днях «Детское радио», я обратила внимание на вопрос ведущей, вполне себе взрослой, хоть и молодой женщины, которая беседовала с юными девушками из хора «Весна». «А какую музыку вы слушаете для души, в свободное от занятий время?» - спросила эта дама. «Я слушаю классику», - застенчиво ответила одна девушка. «Да неужели? – судя по интонации, ведущая была оскорблена в лучших своих чувствах. – Вот прямо приходишь домой и для души слушаешь классику? Ну, ты со мной лукавишь. Сейчас ведь столько направлений: поп, рок, хип-хоп, рэп, соул… - с энтузиазмом перечисляла она. – Что, если мы сейчас проверим, что записано у тебя в телефоне, там будет только классика? Не верю!» «Не только, - всё так же застенчиво, но уверенно сказала девушка. – Но классика тоже». Вот что это было? Зачем? Неужели мы дошли до того, что желание подростка слушать не по принуждению, а для души веками освящённые шедевры воспринимается как лукавство или извращение? Видимо, если бы вопрос был не о музыке, а о чтении, признание, что для души дети читают Пушкина или Лермонтова, тоже было бы встречено как обман или кокетство. Я и прежде слышала эту радиоведущую: когда дети ей отвечали, что любят Диму Билана, она принимала это как должное. Такая нынче норма? Если так, её уж точно придумали не дети. Эту норму придумали взрослые. А книга «Время читать!», напротив, указывает один из немногих способов, которые доступны нам, чтобы не допустить разрыва и поделиться с детьми тем, что мы сами любили в детстве. Не обязательно это классика, но всегда – вещи, проверенные временем, нашей благодарной памятью. В заключение, немного личного опыта. Я читала не все книги, которые рекомендует Чудакова, а из прочитанных люблю не все, и полка моя получится другой. Но один рассказ заинтересовал меня сразу – здесь надо отметить, что писательница сделала продуманную текстовую нарезку, выбранные ею места, действительно, пробуждают желание узнать, как будет развиваться сюжет и чем всё это закончится. Так вот, пробежав глазами начало рассказа Валентины Осеевой «Бабка», я тут же принялась искать его в интернете. Нашла, стала читать и разрыдалась, хотя не лила слёз над книгой уже очень давно. Тут пришла моя дочь. «Мама, почему ты плачешь?» Всё ещё задыхаясь и всхлипывая, я принялась читать «Бабку» ей. Она слушала внимательно. Она поняла правильно. Меня потрясло, что она заплакала на том же месте, что и я. Конец мы дочитывали вдвоём, зарёванные, несчастные и счастливые.


Марина БородицкаяПоэт и переводчик Марина Яковлевна Бородицкая родилась в 1954 году в Москве. Окончила Московский институт иностранных языков имени Мориса Тореза. Автор трёх лирических стихотворных сборников, двенадцати книг стихов для детей ("Убежало молоко", "Последний день учения", "Перелётный штукатур", "Думай, думай, голова!" и др.) и многочисленных переводов. Она переводит с английского известных поэтов: Р. Л. Стивенсона, А. Милна, Дж. Ривза, Э. Фарджен… И сказки тоже переводит. Переведенный ею двухтомник Алана Гарнера "Камень из ожерелья Брисингов" и "Луна в канун Гомрата" (изд. "Армада", М. 1996) получил диплом Британского Совета по культуре. Марина Бородицкая, бессменная ведущая передачи "Литературная аптека" на Радио России, убеждена, что книга - лучший витамин. А на вопрос BiblioГида (есть в Интернете такой замечательный сайт, посвящённый детской книге) "Почему Вам нравится быть писателем?" отвечает: "Потому что я чувствую себя счастливчиком, которому в самолете, или там в автобусе, совершенно случайно досталось место у окна. И мне нравится толкать соседа локтем в бок и кричать: "Смотри, смотри!" Булочная песенка Были два приятеля: Бублик и Батон. Ждали покупателя Бублик и Батон. Бублику понравился Школьник в колпачке, А Батону - бабушка В бежевом платке. Бублик в ранец бухнулся И понёсся вскачь, А Батон тихонечко В сетке кач да кач... Бублик познакомился С горкой ледяной, С четырьмя мальчишками, С девочкой одной. А Батон - с кастрюльками, С тёплым молоком, С бородатым дедушкой, С рыженьким щенком. Рыбкин телевизор Пруд замерз. Каток открыт! Вальс гремит. Фонарь горит. Подо льдом вздыхает рыбка И подругам говорит: "Поздний час, пора в кровать, Я детей устала звать, От фигурного катанья Их никак не оторвать!" Щи-талочка Чищу овощи для щей. Сколько нужно овощей? Три картошки, две морковки, Луку полторы головки, Да петрушки корешок, Да капустный кочешок. Потеснись-ка ты, капуста, От тебя в кастрюле густо! Раз-два-три, огонь зажжён - Кочерыжка, выйди вон! В школу Темно. Декабрь. Семь утра. Кричит будильник: "Эй! Пора!" ...Декабрьским утром, в семь часов, Я дверь закрою на засов, Чтоб в этот час, почти ночной, Мой сон побыл еще со мной. Я сон подушкой придавлю: Я так, я так его люблю! Запрусь, закроюсь - не найдут, Сожмусь, зароюсь - обойдут, Хоть ты тут разорвись, звоня, Хоть мир обрушься - нет меня!!! ...Но через час, как через год, Я выбегаю из ворот: Мне этот день уже знаком, Он у меня под каблуком Морозным голосом поет И стелет быстрый, длинный лед, - И я скольжу, и я скачу, И этот день прожить хочу! Ветрянка Ветрянка - хворь нестрашная, Да на дворе весна... Зеленкой весь раскрашенный Торчу я у окна. Зелененькие точечки Танцуют на ветру: Там приоткрылись почечки На липах поутру. Как будто расхворался Весь город вслед за мной Зеленою ветрянкой - Зеленкой ветряной! Медвежья школа Первого апреля, В первый день ученья, Пишут медвежата В школе сочиненья. Вывешена тема На большой сосне: "КАК Я ПРОСПАЛ КАНИКУЛЫ И ЧТО ВИДАЛ ВО СНЕ". Перелётный штукатур Перелётный штукатур Не боится верхотур: Прилетает к нам весной В старой люльке подвесной. Последний день учения Последний день учения! За окнами - жара... Все дневники с отметками Получены с утра, И новые учебники На следующий год За стопкой стопку пёструю Дежурный раздаёт. - Что там? Гляди, молекулы! - Ой, девочки, скелет! - Как будто бы учебников Не видели сто лет! И чуть не плачет Рыбочкин, Лентяй и весельчак: "Мне не досталась алгебра, Марь-Пална, как же так?" А твёрдые обложечки Так пахнут новизной, Каникулами длинными И свежестью лесной! И можно просто почитать Про средние века, Ведь на дом средние века Не задают пока. Лесное болотце Лужица! Скажи на милость, Как в ней столько Уместилось? Головастиков три штучки. Небо. Половина тучки. Ветка ивы. Птица зяблик. И корявый Мой кораблик! Первоклассник Первоклассник, первоклассник - Нарядился, как на праздник! Даже в лужу не зашел: Погляделся - и прошел. Уши вымыты до глянца, Алый гриб на крышке ранца, Да и сам он как грибок - Из-под кепки смотрит вбок: Все ли видят? все ли знают? Все ль от зависти вздыхают? Первое сентября Обёрнуты книги, Готовы закладки, Бумагою гладкой Сияют тетрадки. В них будут отныне Писать аккуратно - Прощайте навеки, Помарки и пятна! Простой карандаш, Карандаш красно-синий И три запасных - Так и будет отныне. Взамен деревянной Линейки невзрачной Вчера ещё куплен Угольник прозрачный. Вот новенький ранец С защелкой тугою: Его никогда Не ударят ногою, На нём ни за что Не прокатятся с горки, В нём станут селиться Сплошные пятёрки! А утро начнётся С холодного душа; На завтрак завёрнута Жёлтая груша, И вкус её сладок, И вид её ярок, Как свет новой жизни - Без клякс и помарок! Канцелярская сказка Лист кленовый - желтый, влажный - Отправляется в полет. В магазин писчебумажный Устремляется народ. В магазин писчебумажный - Самый нужный, самый важный: Шелестящий, словно лес, Полный всяческих чудес. Есть там ручка-самописка, Карандашик-самогрызка, Есть конструктор "Сделай сам" Весом двадцать килограмм! Там на паре тонких ножек Вдруг пройдет сама собой Груда розовых обложек, Сверху - бантик голубой. Там и глобус в три обхвата Над толпой плывет куда-то И вращает, как живой, Великаньей головой. Как неведомые пташки, Вспархивают промокашки; Счетных палочек мешок Тащит кто-то, сам с вершок. Гномы дружною семейкой У прилавка голосят: "Двести в клетку! Сто в линейку! И в горошек - пятьдесят!" За охапками охапки Покидают магазин Кнопки, скрепки, краски, папки, Даже черствый пластилин... Весь товар писчебумажный, Самый нужный, самый важный, Раскупили до конца, - Кроме дяди продавца: Продавец был непродажный, Он стоял для образца. Отдышавшись еле-еле, Он снимает свой халат: "Вот и полки опустели, Скоро листья облетят". Новый год Ты ждёшь: когда же он придёт? Проснёшься на заре, Всё - как всегда, а Новый год Давно уж на дворе! Всё так же с ёлкиных ветвей Стекает мишура, И красный мяч блестит под ней, Подаренный вчера Но за ночь выпавший снежок Ещё так ровно-бел, И прошлогодний пирожок Ещё не зачерствел! Краткое руководство по отращиванию длинных кос Эх, мальчишкам не понять, Что за наслажденье - Косы длинные растить Чуть ли не с рожденья! Косы холить и беречь, Пестовать-трудиться Крупнозубым гребешком, Дождевой водицей. Детским мылом промывать Или земляничным, То настоем диких трав, То желтком яичным. Ах, как сладко поутру, Сидя на постели, Туго-туго их плести Или еле-еле, Чтобы этаким торчком Встали над плечами Или плавным ручейком По спине журчали... Как приятно выбирать Шёлковые ленты И от бабушек чужих Слушать комплименты! Нет, мальчишкам не понять Счастья непростого - Косы длинные носить Класса до шестого, А потом пойти, занять Очередь на стрижку И решительно сказать: "Режьте под мальчишку!" Ботаник Жил да был один ботаник, Захотел он съездить в лес: Взял тетрадку, тульский пряник И в электропоезд влез... По тропинке по весенней Не пройдя шагов пяти - Вдруг знакомые растенья Повстречал он на пути. Те здоровы, те хворают, Там детишки подросли, Те соседей затирают, Тех не видно от земли... Так ходил он вдоль опушки - Все картуз приподнимал, Гладил пышные макушки Да листочки пожимал. И приветствовал ботаник Всех по двадцать раз на дню - Словно городской племянник Деревенскую родню! Лягушка и тыква Лягушка у тыквы спросила: "Ты - ква?" Но та промолчала в ответ. "Бедняжка! Жива она или мертва? Скажите мне, да или нет?" Лягушка ладошкой стучала по ней И тыкала тыкву ногой, А тыква лежала на грядке своей И коркой блестела тугой. "Ты - ква? - надрывалась квакушка. - Ты - ква?" Пока не шепнул ей осот: "Хорошая тыква Всегда такова: Молчит себе знай да растёт". Феи Я зеркальце ручное Оставила в саду, Чтоб феи под луною Катались, как на льду. ...На зеркальце остались Хвоинки да сучки. Лентяйки! Накатались - И бросили коньки. Ореховый гном В орехе одном, В орехе лесном Вчера поселился Ореховый гном. В ореховый домик Он скрылся от всех, Но ветку пригнули, Сорвали орех, И вот Он плывёт В лукошке моём: Качается дом, Кувыркается гном, Гадает - Куда принесут? Съедят Или впрок запасут? Убежало молоко Убежало молоко. Убежало далеко! Вниз по лестнице Скатилось, Вдоль по улице Пустилось, Через площадь Потекло, Постового Обошло, Под скамейкой Проскочило, Трех старушек подмочило, Угостило двух котят, Разогрелось – и назад: Вдоль по улице Летело, Вверх по лестнице Пыхтело И в кастрюлю заползло, Отдуваясь тяжело. Тут хозяйка подоспела: Закипело? Закипело!


Один англичанин толкнул англичанинаЯ с детства мечтал переводить с английского старинные стихи и истории. Но опоздал: пока я рос, Корней Чуковский, С.Маршак и Борис Заходер всё это уже перевели. Мне стало очень обидно. Так обидно, что если бы я знал какие-нибудь английские слова, я бы сам сочинил из них новую старинную английскую народную балладу или песенку. И сразу перевёл бы её на русский, пока другие переводчики о ней не узнали. И тут я подумал: "А почему, собственно, переводчик с английского на русский непременно должен ждать, пока кто-нибудь напишет английские подлинники по-английски? Почему бы не сделать наоборот: сначала сочинить ДО-подлинный перевод на русский, а потом пускай англичане переводят обратно? А не захотят переводить — тем хуже для них: значит, у нас будет больше английских стихов и историй, чем у самих англичан!" Учтивый разговор История очень вежливая и не слишком короткая Один англичанин толкнул англичанина и тут же сказал: "Извините, нечаянно". Второй англичанин любезно ответил: "Простите, но я ничего не заметил". "Нет-нет, это вы, ради Бога, простите". "Простите, но что мне прощать, объясните?" "Как - "что мне прощать"? Неужели не ясно?" "Сэр, вы беспокоитесь, право, напрасно. Я рад бы простить вас, но мне не понять, Что именно должен я вам извинять". Тогда англичанин толкнул англичанина и сразу сказал: "Извините - нечаянно". На что собеседник любезно ответил: "Простите, но я ничего не заметил". "Нет-нет, это вы, ради Бога, простите". "Простите, но что мне прощать? Объясните". "Как - "что мне прощать"? Неужели не ясно?" "Сэр, вы беспокоитесь, право, напрасно: я рад бы простить вас, но мне не понять, что именно должен я вам извинять!" Тогда англичанин толкнул англичанина и сразу сказал: "Извините. Нечаянно". На что собеседник любезно ответил: "Простите, но - я ничего не заметил!" "Нет-нет, это вы, ради Бога, простите". "Простите, но что мне прощать, объясните?" "Как - "что мне прощать"? Неужели не ясно?" "Сэр, вы беспокоитесь, право, напрасно. Я рад бы простить вас, но мне не понять, Что именно должен я вам извинять". Тогда АНГЛИЧАНИН ТОЛКНУЛ англичанина! И сразу сказал: "ИЗВИНИТЕ НЕЧАЯННО!" Но тут собеседник ответил иначе: "Простите, но я вам, пожалуй, дам сдачи". И вежливо-вежливо два англичанина друг друга до ночи тузили отчаянно. Размышления после очень вежливого разговора По вкусу Стоит досолить И завтрак, и обед. Немножко Можно пошалить, Плохого в этом нет. Подраться Нужно иногда - За слабого, к примеру. Но Даже вежливость - Беда, Когда забудешь меру. Глупая лошадь Лошадь купила четыре калоши пару хороших и пару поплоше. Если денек выдаётся погожий, лошадь гуляет в калошах хороших. Стоит просыпаться первой пороше лошадь выходит в калошах поплоше. Если же лужи по улице сплошь, лошадь гуляет совсем без калош. Что же ты, лошадь, жалеешь калоши? Разве здоровье тебе не дороже? История с сундуком Идёт по дорожке серьезный Индюк, Везёт на тележке железный сундук. Навстречу Корова бежит налегке: Скажите, — кричит, — что лежит в сундуке? Простите, я с вами почти не знаком. Пустите, не то зацеплю сундуком. Но грозно Корова идёт к сундуку и очень сурово ревёт Индюку: Ну, нет! Не уйду я отсюда, пока не скажете, что там, внутри сундука... Стоит до сих пор на дорожке Индюк. Лежит до сих пор на тележке сундук. И эта Корова не сдвинулась с места. И что в сундуке, до сих пор неизвестно. Зимняя колыбельная история о Дэнни, папе и кошке по имени Киска. Дэниел-Дэнни, и папа, и кошка катались на санках по снежным дорожкам. Когда, накатавшись, вошли они в дом, их бабушка Мэгги узнала с трудом. Дэниел-Дэнни, и папа, и Киска немедленно съели по тёплой сосиске и рядышком сели погреть у камина кто руки, кто лапы, кто — уши и спину. Играют в камине бесшумные тени. Уснул возле бабушки Дэниел-Дэнни. У папы три капли упали со шляпы. Кошка согрела озябшие лапы. История о Джонатане Билле Джоатан Билл, который убил медведя в Чёрном Бору, Джонатан Билл, который купил в прошлом году кенгуру, Джонатан Билл, который скопил пробок два сундука, Джонатан Билл, который кормил финиками быка, Джонатан Билл, который лечил ячмень на левом глазу, Джонатан Билл, который учил петь по нотам козу, Джонатан Билл, который уплыл в Индию к тётушке Трот, ТАК ВОТ этот самый Джонатан Билл очень любил компот. Купить книги Вадима Левина Куда уехал цирк Лошадь в калошах Рыбка-с-Двумя-Хвостами Наша Земля в картинках


Весенние стихи, стихи про веснуЕвгений Баратынский Весна, весна! Как воздух чист! Как ясен небосклон! Своей лазурию живой Слепит мне очи он. Весна, весна! Как высоко, На крыльях ветерка, Ласкаясь к солнечным лучам, Летают облака! Шумят ручьи! Блестят ручьи! Взревев, река несет На торжествующем хребте Поднятый ею лед! Еще древа обнажены, Но в роще ветхий лист, Как прежде под моей ногой И шумен, и душист. Под солнце самое взвился И в яркой вышине Незримый жавронок поет Заздравный гимн весне. Что с нею? Что с моей душой? С ручьем она ручей И с птичкой птичка! С ним журчит, Летает в небе с ней! *** Александр Пушкин Еще дуют холодные ветры И наносят утренни морозы, Только что на проталинах весенних Показались ранние цветочки, Как из чудного царства воскового, Из душистой келейки медовой Вылетала первая пчелка, Полетела по ранним цветочкам О красной весне поразведать, Скоро ль будет гостья дорогая, Скоро ль луга позеленеют, Скоро ль у кудрявой у березы Распустятся клейкие листочки, Зацветет черемуха душиста. *** Сергей Городецкий Здравствуй, весенняя первая травка! Как распустилась? Ты рада теплу? Знаю, y вас там веселье и давка, Дружно работают в каждом yглy. Высyнyть листик иль синий цветочек Каждый спешит молодой корешок Раньше, чем ива из ласковых почек Первый покажет зеленый листок. *** Аполлон Майков Уходи, Зима седая! Уж красавицы Весны Колесница золотая Мчится с горней вышины! Старой спорить ли, тщедушной, С ней - царицею цветов, С целой армией воздушной Благовонных ветерков! А что шума, что гуденья, Теплых ливней и лучей, И чиликанья, и пенья!.. Уходи себе скорей! У нее не лук, не стрелы, Улыбнулась лишь - и ты, Подобрав свой саван белый, Поползла в овраг, в кусты!.. Да найдут и по оврагам! Вон - уж пчел рои шумят, И летит победным флагом Пестрых бабочек отряд! *** Юнна Мориц ВЕСНА Динь! Дон! Динь! Дон! Это что за нежный звон? Это пролесок-подснежник Улыбается сквозь сон! Это чей пушистый луч Так щекочет из-за туч, Заставляя малышей Улыбаться до ушей? Это чья же теплота, Чья такая доброта Заставляет улыбаться Зайца, кyрицy, кота? И по какому поводу? Идёт Весна По городу! И y пyделя- yлыбка! И в аквариyме рыбка Улыбнyлась из водицы Улыбающейся птице! Вот и полyчается, Что не помещается На одной странице Улыбка необъятная, - До чего приятная! Вот такой длины, Вот такой ширины! А по какомy поводy? Идёт Весна По городy! Весна Мартовна Подснежникова, Весна Апрелевна Скворешникова Весна Маевна Черешникова! *** Михаил Пляцковский Деньки стоят погожие, На праздники похожие, А в небе - солнце теплое, Веселое и доброе. Все реки разливаются, Все почки раскрываются, Ушла зима со стужами, Сугробы стали лужами. Покинув страны южные, Вернулись птицы дружные. На каждой ветке скворушки Сидят и чистят перышки. Пришла пора весенняя, Пришла пора цветения. И, значит, настроение У всех людей - весеннее! *** Василий Жуковский ПРИХОД ВЕСНЫ Зелень нивы, рощи лепет, В небе жаворонка трепет, Теплый дождь, сверканье вод,- Вас назвавши, что прибавить? Чем иным тебя прославить, Жизнь души, весны приход? Андрей Белый ВЕСНА Всё подсохло. И почки уж есть. Зацветут скоро ландыши, кашки. Вот плывут облачка, как барашки. Громче, громче весенняя весть. Я встревожен назойливым писком: Подоткнувшись, ворчливая Фекла, нависая над улицей с риском, протирает оконные стекла. Тут известку счищают ножом... Тут стаканчики с ядом... Тут вата... Грудь апрельским восторгом объята. Ветер пылью крутит за окном. Окна настежь — и крик, разговоры, и цветочный качается стебель, и выходят на двор полотеры босиком выколачивать мебель. Выполз кот и сидит у корытца, умывается бархатной лапкой. Вот мальчишка в рубашке из ситца, пробежав, запустил в него бабкой. В небе свет предвечерних огней. Чувства снова, как прежде, огнисты. Небеса всё синей и синей, Облачка, как барашки, волнисты. В синих далях блуждает мой взор. Все земные стремленья так жалки... Мужичонка в опорках на двор с громом ввозит тяжелые балки. *** Федор Тютчев Зима недаром злится, Прошла ее пора - Весна в окно стучится И гонит со двора. И все засуетилось, Все нудит Зиму вон - И жаворонки в небе Уж подняли трезвон. Зима еще хлопочет И на Весну ворчит. Та ей в глаза хохочет И пуще лишь шумит... Взбесилась ведьма злая И, снегу захватя, Пустила, убегая, В прекрасное дитя. Весне и горя мало: Умылася в снегу, И лишь румяней стала, Наперекор врагу. *** Алексей Плещеев Травка зеленеет, Солнышко блестит; Ласточка с весною В сени к нам летит. С нею солнце краше И весна милей... Прощебечь с дороги Нам привет скорей! Дам тебе я зерен, А ты песню спой, Что из стран далеких Принесла с собой... *** Самуил Маршак Апрель! Апрель! На дворе звенит капель. По полям бегут ручьи, На дорогах лужи. Скоро выйдут муравьи После зимней стужи. Пробирается медведь Сквозь густой валежник. Стали птицы песни петь И расцвел подснежник. *** Борис Заходер ЛАСТОЧКА Улетела Ласточка За тридевять земель... Возвращайся, Ласточка! На дворе апрель. Возвращайся, Ласточка! Только не одна: Пусть с тобою, Ласточка, Прилетит Весна! *** Сергей Есенин ЧЕРЁМУХА Черёмуха душистая С весною расцвела И ветки золотистые, Что кудри, завила. Кругом роса медвяная Сползает по коре, Под нею зелень пряная Сияет в серебре. А рядом, у проталинки, В траве, между корней, Бежит, струится маленький Серебряный ручей. Черёмуха душистая, Развесившись, стоит, А зелень золотистая На солнышке горит. Ручей волной гремучею Все ветки обдает И вкрадчиво под кручею Ей песенки поет. *** Сергей Городецкий Здравствуй, весенняя первая травка! Как распустилась? Ты рада теплу? Знаю, y вас там веселье и давка, Дружно работают в каждом yглy. Высyнyть листик иль синий цветочек Каждый спешит молодой корешок Раньше, чем ива из ласковых почек Первый покажет зеленый листок. *** Весна Елена Благина Ещё в домах пылают печки И поздно солнышко встаёт Ещё у нас по нашей речке Спокойно ходят через лёд; Ещё к сараю за дровами Не проберёшься напрямик И в садике под деревами С метлою дремлет снеговик; Ещё мы все тепло одеты - В фуфайки, в ватные штаны... А всё-таки весны приметы Во всём, во всём уже видны. И в том, как крыши потеплели И как у солнца на виду Капели, падая, запели, Захлопотали, как в бреду. И вдруг дорога стала влажной, А валенки водой полны... И ветер нежный и протяжный Повеял с южной стороны. А воробьи кричат друг дружке Про солнце, про его красу. И все весёлые веснушки Уселись на одном носу... *** Весна Виктор Лунин Пробудившись ото сна, Кистью мягкою весна На ветвях рисует почки На полях — грачей цепочки, Над ожившею листвой Первый росчерк грозовой, А в тени прозрачной сада Куст сирени у ограды. *** Ласточка А. Майков Ласточка примчалась Из-за синя моря, Села и запела: "Как февраль ни злися, Как ты, март, ни хмурься, Будь хоть снег, хоть дождик - Все весною пахнет!" *** После половодья И. Бунин Прошли дожди, апрель теплеет, Всю ночь - туман, а поутру Весенний воздух точно млеет И мягкой дымкою синеет В далёких просеках в бору. И тихо дремлет бор зелёный, И в серебре лесных озёр Ещё стройней его колонны, Ещё свежее сосен кроны И нежных лиственниц узор! А. Фет Тепло на солнышке. Весна Берет свои права. В реке местами глубь ясна, На дне видна трава. Я жду М. П. Чехов Я жду, когда растает снег, И залетают всюду мушки, И огласят заросший брег Нестройным кваканьем лягушки, Когда распустится сирень, Проглянет ландыш ароматный, И освежится жаркий день Грозой нежданной, благодатной. Я жду, когда в полях свирель Вдруг запоет неприхотливо, И ей угрюмый коростель Ответит дерганьем пугливо. Я жду, а снег идет сильней, Трещат суровые морозы О лето, где ты? Где стрекозы? Где голосистый соловей? *** Зелёный Шум Николай Некрасов Идёт-гудёт Зелёный Шум, Зелёный Шум, весенний шум! Играючи расходится Вдруг ветер верховой: Качнет кусты ольховые, Подымет пыль цветочную, Как облако: все зелено - И воздух, и вода! Идёт-гудёт Зелёный Шум, Зелёный Шум, весенний шум! Как молоком облитые, Стоят сады вишнёвые, Тихохонько шумят; Пригреты тёплым солнышком, Шумят повеселелые Сосновые леса, А рядом новой зеленью Лепечут песню новую И липа бледнолистая, И белая берёзонька С зелёною косой! Шумит тростинка малая, Шумит весёлый клён Шумят они по-новому, По-новому, весеннему Идёт-гудёт, Зелёный Шум, Зелёный Шум, весенний шум! *** Веснушки В. Орлов Проходила весна По опушке Сквозь весенние Синие сны, И тихонько светились Веснушки На лице у девчонки Весны. Шла девчонка В зелёной юбчонке, Голубою росою звеня. И, завидуя Рыжей девчонке, Незаметно Вздохнула земля. И не зря В это вешнее утро Там, где лёгкие ножки Прошли, Расцвели одуванчики, Будто Золотые веснушки Земли. *** Бушует полая вода И.А. Бунин Бушует полая вода, Шумит и глухо, и протяжно. Грачей пролётные стада Кричат и весело, и важно. Дымятся чёрные бугры, И утром в воздухе нагретом... Густые белые пары Напоены теплом и светом. А в полдень лужи под окном Так разливаются и блещут... Что ярким солнечном теплом По залу зайчики трепещут. *** Все темней и кудрявей березовый лес... И.А. Бунин Все темней и кудрявей березовый лес зеленеет; Колокольчики ландышей в чаще зеленой цветут; На рассвете в долинах теплом и черемухой веет, Соловьи до рассвета поют. Скоро Троицын день, скоро песни, венки и покосы... Все цветет и поет, молодые надежды тая... О весенние зори и теплые майские росы! О далекая юность моя! *** Весенняя гроза Ф.И. Тютчев Люблю грозу в начале мая, Когда весенний, первый гром, Как бы резвяся и играя, Грохочет в небе голубом. Гремят раскаты молодые, Вот дождик брызнул, пыль летит, Повисли перлы дождевые, И солнце нити золотит. С горы бежит поток проворный, В лесу не молкнет птичий гам, И гам лесной, и шум нагорный- Все вторит весело громам. Ты скажешь: ветреная Геба, Кормя Зевесова орла, Громокипящий кубок с неба, Смеясь, на землю пролила. *** Вот уж снег последний в поле тает... А.К. Толстой Вот уж снег последний в поле тает, Теплый пар восходит от земли, И кувшинчик синий расцветает, И зовут друг друга журавли. Юный лес, в зеленый дым одетый, Теплых гроз нетерпеливо ждет; Все весны дыханием согрето, Все кругом и любит и поет; Утром небо ясно и прозрачно, Ночью звезды светят так светло; Отчего ж в душе твоей так мрачно И зачем на сердце тяжело? Грустно жить тебе, о друг, я знаю, И понятна мне твоя печаль: Отлетела б ты к родному краю И земной весны тебе не жаль... *** Весна А.Н. Плещеев Опять весной в окно мое пахнуло, И дышится отрадней и вольней... В груди тоска гнетущая заснула, Рой светлых дум идет на смену ей. Сошли снега... Оковы ледяные Не тяготят сверкающей волны... И плуга ждут далекие, немые Поля моей родимой стороны. О, как бы мне из этих комнат душных Скорей туда хотелось - на простор, Где нету фраз трескучих и бездушных, Где не гремит витий продажных хор. В поля! в поля! знакомая природа К себе красой стыдливою манит... В поля! там песнь воскресшего народа Свободная и мощная звучит. *** Весна (Уж тает снег...) А.Н. Плещеев Уж тает снег, бегут ручьи, В окно повеяло весною... Засвищут скоро соловьи, И лес оденется листвою! Чиста небесная лазурь, Теплей и ярче солнце стало, Пора метелей злых и бурь Опять надолго миновала. И сердце сильно так в груди Стучит, как будто ждет чего-то, Как будто счастье впереди И унесла зима заботы! Все лица весело глядят. "Весна!"- читаешь в каждом взоре; И тот, как празднику, ей рад, Чья жизнь - лишь тяжкий труд и горе. Но резвых деток звонкий смех И беззаботных птичек пенье Мне говорят - кто больше всех Природы любит обновленье!


Наши любимцы Есть у нас корова Зорька, Толстый поросенок Борька, Важный Федя-петушок И лохматый пес Дружок. Обожает клевер Зорька, Ест картошку с хлебом Борька, Зерна любит петушок, Ну а косточку – Дружок. «Му-му-му»,- выводит Зорька, «Хрю-хрю-хрю»,- ей вторит Борька, «Ку-ка-ре-ку»,- петушок, Лает – «гав-гав-гав» - Дружок. Мы лелеем нашу Зорьку, Любим поросенка Борьку, Дружим с Федей-петушком И, конечно же, с Дружком. Попутчики Трое ехали в трамвае: Продавщица тетя Рая, Дядя Вася-почтальон И бухгалтер Парамон. Вскоре вышла тетя Рая, Двое ехали в трамвае: Дядя Вася-почтальон И бухгалтер Парамон. На десятой остановке, Что на улице Смирновке, Вышел Вася- почтальон, Едет дальше Парамон. Было душно, было жарко, Вдруг в районе зоопарка Контролер зашел в вагон. Стоп! Приехал Парамон. Сладкоежка Кусты трещат, ломаются, И шуму – на весь лес! За ягодой пытается Медведь в малинник влезть. Он сел на лапы задние И вот, не торопясь, Бросает сладки ягоды В свою большую пасть. А ягод летом нынешним Богатый урожай. Ты ешь малину, Мишенька, Но веток не ломай. Стихи о животныхО животных для самых маленьких и не очень Овечки У реки, у речки Белые овечки Щиплют травку на лужку, Травушку-муравушку. Шерстка будет мягкой-гладкой, Свяжем варежки ребяткам. Утки Утки плавают в пруду. Я поближе подойду, «Ути-ути», - им скажу, Червячков им предложу. Уточкам – по червяку. Остальное – гусаку. Чтоб он сытым, добрым стал, Малышей не обижал. Петушок -Что ты делаешь, дружок, Голосистый Петушок? -Я хозяина бужу И за курами слежу. Берегу их от врагов: Хищных ястребов, хорьков, А еще клюю зерно. В общем, дел полным-полно. Гусь Шею вытянул, шипит, Со всех лап ко мне бежит Озорник. Соседский гусь. Ой, боюсь-боюсь-боюсь! Обезьяна В зоопарке обезьяна Съела три больших банана За секунд, наверно, шесть. Вот бы мне так быстро есть! Бегемот Едва уместился в пруду бегемот! Смотрю я на толстый, огромный живот И думаю, как он его отрастил? Наверное, воду цистернами пил. Лиса «Вот так рыжая краса!»- Раздаются голоса. Это шубку обновила Патрикеевна Лиса. Дятел «Тук-тук-тук» да «тук-тук-тук»- Слышен громкий дятла стук. Дятел шишку шелушит. Съест семян – и будет сыт. Щука Щука вышла на охоту, Потому что есть охота. Эй, карасик, затаись, Хищной щуки берегись! Суслик Суслик по полю бежал, Суслик зернышки искал. Он набил зерном свой рот И зимой не пропадет. Паук «Почему, - спросила Зина, Столько ног у паука?»- «Посмотри на паутину. Ткать – работа нелегка». Верблюд А что у верблюда так нравится мне? Конечно, кладовка с едой на спине. Верблюд может долго не пить и не есть, Ведь влага и пища в горбах его есть. Пчела Не знает покоя трудяга-пчела. С цветочков, с кусточков пыльцу собрала И груз драгоценный в свой улей несет, А в сотах пыльца превращается в мед. Сова Нет в лесу совы умней, Справедливей и мудрей, Даже хитрая лисица За советом ходит к ней. Крокодил Он бревном побыть решил И уткнулся носом в ил. Но как только пасть раскрыл, Сразу видно – крокодил! Кит В небеса взметнул фонтан Океанский великан. Странно, он в воде живет, А внутри водопровод. Будто кто-то крутит кран: Нет фонтана – есть фонтан. Муравей Обычный, привычный лесной муравей Сильней всех животных и даже людей. Поклажа на тоненьком тельце его Раз в пять тяжелей муравья самого. Мышка Мышка очень любит сыр. С дырками или без дыр? Был бы только повкусней Да кусочек покрупней. Жираф Жираф смотрит сверху на братьев-зверей. Он видит секреты врагов и друзей. Все тайны известны ему одному, Но он не расскажет о них ни - ко - му. Черепаха Черепаха ме-е-дленно по песку ползет. Тяжеленный панцирь на себе несет. Но без этой ноши ей не обойтись, Панцирь ей поможет от врагов спастись. Ёжик Яблочки несет на спинке Ёж для маленьких ежат. Нет в аптеке аскорбинки Пусть хоть яблок поедят. Ослик Жалобно ослик сказал мне: «И-а, Что за еда? Все трава да трава Мне бы мороженого на обед Да килограмм шоколадных конфет». Лев Как у нашего у льва Разболелась голова. Съел таблеток три кило- И к обеду все прошло. Страус Страус целый день скакал, Очень, бедненький, устал. Сунул голову в песок: «Отдохну-ка я часок». Змея На солнце греется змея. «Вот хорошо, - решаю я. - Лучи змею согреют, Она и подобреет».


ВелосипедВЕ-ЛО-СИ-ПЕД Вело- Вело- Вело- БАХ!!! Искры радугой в глазах. ВЕ – в канаве. ЛО – в подвале, СИ – в кювете. Сам – в кустах... По педали, По детали, Подбирали, Прибивали Так подходит, этак – нет. Прикрутили, Привинтили Починили... Получили: ЛО-СИ-ПЕ-ВЕД?! ТАНК Ехал танк через овраг Крак-бряк! Хохотал над танком враг. Как так? Перелез он через горы И высокие заборы, А наехал на пенал Встал?! Вертит спичкой пушечной... Может, он игрушечный? ГНОМ-ГРОМ Там, где шепчется стайка опят за опушкой Хотите – верьте, хотите – нет, Я увидел спящего гнома. Подушкой Была ему ягодка. Листик был плед. Подъём, таракашка! - Я топнул ногою. Как смел ты из сказки высунуть нос? Испуганный гном повертел головою. И вдруг... стал расти?! Рос... Рос... Стал вровень со мной. Поравнялся с берёзой! Из виду колпак я его потерял. И грянул гром над вершинами грозно: Шагай, козявка, куда шагал! Я не мог шевельнуться примерно с минуту. Вдруг старый опёнок качнул головой: Вот видишь, И люди казаться кому-то Козявками-гномами могут порой! Как ни в чём не бывало, стрекозы кружили, Пчёлы варили медовую смесь... Где листик и ягодка те, что служили Подушкой и пледом спящему здесь? Кисель и домашнее задание Я пил кисель из стакана. Кисель в меня лился-лился. Вылился весь И я вдруг в пустой стакан провалился. Прибежал папа: Странно-странно, Мальчик сидит на дне стакана. Прибежала мама: Действительно, странно, Чего он забыл внутри стакана? Прибежала бабушка: Дайте-ка погляжу. Ничего странного в этом не нахожу. Он ещё и не такому скоро научится Лишь бы с задачкой номер 19 не мучиться! МусорКак улица потерялась Выходим мы на улицу. С утра – на нашу улицу, Родную нашу улицу Выходим мы чуть свет. Есть козырьки с балконами, Лотки, ларьки с газонами. Есть будки с телефонами... А улицы-то нет!? Жильцы сердито хмурятся: «Куда девалась улица? А ну-ка Петр Иваныч, Наш дворник, отвечай!» Ответил Петр Иваныч: «Намаялся я за ночь! Выходит, что всю улицу Подмёл я невзначай? Подмёл всю до пылиночки! До крохотной сориночки! Уж сколько лет поди-ка ты Её не подметал?» Жильцы всё больше хмурятся И волокут на улицу Из дома тряпки разные И всяческий металл. Несут ведёрки с корками, Конфетными обёртками. И вот опять на улице Куда ни глянешь – ГРЯЗЬ! «УРА!!!» – жильцы воскликнули. На дворника прикрикнули... «Спасибо, наша улица, Что снова ты нашлась!» Пограничник Федор Мохов Пограничник Федор Мохов Отличить на нюх не мог Колбасы от абрикосов, Пулемета от сапог. Ни раствора купороса, Ни цветов ни одного, Потому что вместо носа Было ухо у него. Но зато по части слуха В части был примером он. Охранял страну в три уха. Берегись в кустах шпион! Жаль, по задержальной части Отпускал он всех пока, Так как у него, к несчастью, Нос был вместо языка. И ОН НЕ МОГ КРИКНУТЬ ШПИОНУ: «СТОЙ! РУКИ ВВЕРХ! СТРЕЛЯТЬ БУДУ!!!»


Закон Божий и Хроники НарнииТо, что я собираюсь сделать, относится к разряду не самых благодарных занятий. Перелагать поэзию в прозу и рассуждать о том, "что хотел сказать художник этим образом" - дело слишком школьное. Но именно особенности нашего школьного воспитания и понуждают меня взяться за толкование сказок К. С. Льюиса из цикла "Хроники Нарнии", вышедших уже несколькими изданиями. Сам Клайв Стейплз Льюис (как и его соотечественники и современники Честертон и Толкиен) писал для людей, которые имели возможность изучать "Закон Божий" в школе. С одной стороны, это знакомство с сюжетами священной истории позволяло им узнавать с полуслова аллюзии и намеки. С другой, школьное знакомство с Библией слишком часто потворствовало укреплению худшего вида неверия - то есть той сухой и рассудочной полуверы, которая тем надежнее заслоняет совесть от укоров Евангелия, чем тверже вызубрила библейские тексты. Понятно, что слишком навязчиво в таком случае проповедовать нельзя и надо искать возможность свидетельствовать об Истине, никоим образом не вызывая в памяти интонации школьной законоучительницы. И вот, чтобы английскую консервативность обратить не к консерватизму греха, а консерватизму евангельских ценностей, Честертон пишет детективы об отце Брауне, а Толкиен - истории о хоббитах. Льюис пишет с той же целью сказки о такой стране Оз, в которой на каждом шагу читатель нежданно встречает то, чего никак встретить не ожидал - намеки не на вчерашнюю парламентскую сплетню, а на те сенсационные события, которые, казалось бы, безнадежно устарели и давно стали никому не интересны (по той причине, что произошли они не в Лондоне, а в Палестине, и даже не позавчера, а немало веков тому назад). В этих книгах, написанных англичанином и протестантом, более всех имеем нужду мы, русские и православные. Дело не только в том, что у нас практически исчезла христианская литература для детей. Важнее, что эти сказки заполняют пустую нишу в храме православной культуры. Наша традиция проповеди и духовного образования всегда была дидактична, поучительна. Но человеку иногда становится тягостно от обилия строгих и умно-самоуверенных поучений. Ему бывает очень нужно, чтобы с ним просто посидели рядом и о чем-то помолчали. Или пошутили, или поговорили, как с равным. Книги Льюиса действенны тем, что они не сразу выдают свою тайну: они проповедуют, не наставляя. Читатель сначала влюбляется в автора, в мир его мыслей и героев, а лишь затем начинает догадываться, откуда же берет начало тот свет, который наполняет собою весь объем Lewisland'а.Они написаны с любовью о Книге Любви - о Евангелии. Льюису удалось то, о чем мечтает любой духовный писатель: он не просто передает свои мысли по поводу встречи человека с Богом, он пробуждает в сердце человека отклик той Радости, которая же некогда посетила его или уже стучится к нему. То христианское "повивальное искусство", которое исторгает из души человека молитву. И это - высшая удача богословской книги, если в ходе ее чтения безликое "Он" богословия заменяется на живое "Ты" молитвы. Эта книга написана в обществе, где принято быть христианином. И написана она затем, чтобы человек влюбился в то, во что он раньше только верил. Российскому читателю в этом отношении читать "Хроники" проще: для его восприятия "добрые вести из Иерусалима" еще вполне свежи. С другой стороны сложнее: не только дети, но даже их родители вряд ли настолько знакомы с Евангелием, чтобы с ходу улавливать прозрачные намеки Льюиса и Аслана. Несложно сегодня и у нас пояснить неверующему человеку, каковы основания для религиозной убежденности в Бытии Бога и Христа. Но чрезвычайно трудно "принудить к пониманию" связи между далеким надкосмическим Богом и маленьким частным человеческим бытием. "Да пусть есть, но мне-то что с того?!" - вот вопрос, о который разбиваются самые блестящие проповеди и самые логичные и глубокие теологические лекции. Ответ Льюиса на этот вопрос осязателен: жить с Богом радостно и трудно. Жить без Него - в конце концов тоже трудно, но еще и серо, так как сер и безнадежно устойчив в своей замкнутости ад в сказке "Расторжение брака". Жить по велениям Аслана трудно, потому что Он - "не ручной Лев". Его нельзя использовать в качестве гаранта или сторожа своего домашнего благополучия. Его дружбу и помощь нельзя подкупить. На Его помощь нельзя иметь ложных надежд, которые упраздняли бы активное действие самого человека. Он приходит, когда пожелает; - и все же желает, чтобы Его звали. Еще трудна встреча с Богом, потому что из нее нельзя выйти неизменившимся. Аслан может ласково дыхнуть, а может поранить. Все мы ходим в шкурах Дракона - и пока мы не совлечем ее с себя (у апостола Павла это называется "совлечься ветхого человека"), нам не понять тот Замысел, который есть о нас у Творца. А ведь помимо "естественного" нашего окостенения есть еще и культурные панцири, которые похищают у нас Небо. Как, например, смотреть в глаза Аслану и думать о "правах человека"? Правах - перед Ним?.. Это уже было когда-то в человеческой истории - во дни Иова. О том, что понял тогда древний страдалец и Богоискатель, напоминает нам и Льюис. А древние великие пророки напоминают, что у Бога нет обязательств. У Него все - дар. И об тоже напоминает Аслан, отправляя детей в страну колдуньи. "Хроники Нарнии" состоят из семи сказок. Случайно или намеренно появилось у Льюиса это вполне библейское число - не знаю. Но как в Библии семь дней - это семь эпох мировой истории, так и у Льюиса вся история Нарнии - от ее создания до гибели - дана в семи эпизодах. Впрочем, прямых заимствований из Библии в сказках Льюиса нет. Разве что - в привычке называть детей "сынами Адама" и "дочерьми Евы". Создателя зовут Аслан, а не Ягве или Христос. В первой хронике ("Племянник чародея") Аслан, являющийся детям в облике золотого сияющего льва, творит мир. Он творит песней. Льюис так представляет себе создание вселенной: "Далеко во тьме кто-то запел. Слов не было. Не было и мелодии. Был просто звук, невыразимо прекрасный. И тут случилось два чуда сразу. Во-первых, голосу стало вторить несметное множество голосов - уже не густых, а звонких, серебристых, высоких. Во-вторых, темноту испещрили бесчисленные звезды... Лев ходил взад и вперед по новому миру и пел новую песню. Она была мягче и торжественней той, которой он создал звезды и солнце, она струилась, и из-под лап его словно струились зеленые потоки. Это росла трава. За несколько минут она покрыла подножье далеких гор, и только что созданный мир стал приветливей. Теперь в траве шелестел ветер. Вскоре на холмах появились пятна вереска, в долине - какие-то зеленые точки, поярче и потемней. Когда точки эти, - нет, уже палочки, возникли у ног Дигори, он разглядел на них короткие шипы, которые росли очень быстро. Сами палочки тоже тянулись вверх и через минуту-другую Дигори узнал их - это были деревья". В IV веке святой Василий Великий очень похоже писал о возникновении мира: "Представь себе, что по малому речению холодная и бесплодная земля вдруг приближается ко времени рождения, и как бы сбросив с себя печальную и грустную одежду, облекается в светлую ризу, веселится своим убранством и производит на свет тысячи растений". Оба текста полагают, что читатель помнит исходный библейский стих: "И сказал Бог: да произрастит земля зелень, траву, сеющую семя и дерево плодовитое. И произвела земля..." (Быт.1,11). Здесь нет ни опаринского мертвого и бессмысленного "бульона", который в некоей случайной катастрофе выплевывает из себя жизнь; нет и недвижной, творчески бездарной материи Платона, могущей лишь страдать в руках Демиурга, но бессильной самой что-либо предпринимать. Здесь радостный диалог: на "Fiat!" ("Да будет!") Творца весь мир откликается творческим усилием. Современный космолог в этой связи не прочь поговорить о "направленной эволюции" и "антропном факторе"... Церковь говорит - о поэзии. Именно так называется Бог в "Символе веры": "Верую во Единого Бога Отца, Вседержителя, Творца небу и земли"... "Творец" в греческом оригинале - "Поэтос"... И в молитве на Великом Водосвятии о возникновении мира говорится - "Ты, Господи, от четырех стихий всю тварь сочинивый". Да и в самом деле - что еще можно сделать со "стихиями", именование которых все же происходит от греческого глагола "стихэо" (идти рядами, сопрягать ряды; "чины" - по славянски), как не со-чинять. В отличие от русского понимания "стихийности" для греческого уха в "стихии" слышалась гармония, стройность и созвучность того "космоса", отголосок которого дошел да нашей "косметики". Библия не говорит - откуда в нашем мире появилось зло. Восстание и падение гордого ангела Денницы не описаны. Человек приходит в мир, который еще добр, но в который уже прокралось зло. Само зло не живет - оно паразитирует на жизни и добре. Так и Колдунья отнюдь не создается песней Аслана, а в Нарнию она попадает некоторым паразитическим способом - ухватившись за детей. В Библии лишь подговорив людей, зло получает власть во вселенной; в Нарнии Колдунья тоже делает людей своими соучастниками... И Эдемский сад, и древо познания также узнаваемы у Льюиса. То, что "Хроники Нарнии" не объясняют происхождение зла, не означает, что они с ними смиряются. Христианская мысль именно потому и не объясняет исток зла, чтобы было легче бороться со злом. Ведь в силу нашей неискоренимой философской привычки нам кажется, что "объяснить" значит "понять", а "понять" значит "принять". Если я нашел причину какого-то события - значит я тем самым пришел к выводу, что оно и не могло не произойти. Нет, не в "причинах и следствиях", не в законах "кармы" или в "диалектике всеединства" коренится зло. Оно - в тайне свободы. Не в потаенно-мистических и огромных "законах мироздания", а в нашей, вроде бы такой маленькой, свободе. Именно человек когда-то впустил холод во вселенную, согретую дыханием Творца. И нам, привыкшим к холоду, дыхание той же Любви кажется теперь слишком обжигающим, слишком болезненным. Мы в своей свободе взрастили смерть. Именно смертью силы магии хотели отделить нас от Бога. Но Творец жизни Сам вошел в пространство смерти. И Теперь сквозь смерть мы можем видеть лик Победителя смерти. Итак, в следующей сказке речь идет уже об Искуплении: Аслан отдает себя на смерть "по законам древней магии". Но по законам "еще более древней" магии - воскресает и уничтожает проклятие. Бог всегда требует, чтобы люди изменялись. И однажды, чтобы им это было легче делать, Он Сам принес Себя в жертву Своей любви к людям - не только для того, чтобы дать им пример, но и для того, чтобы поистине искупить их и вызволить из-под власти "древних заклятий" и соединить с Собою, чтобы дать им участие в Своей собственной Жизни, в Своей собственной Любви. Но для этого тем более человек должен стать таким, каким еще не был. Евангельская основа "Хроник Нарнии" очевидна. В них можно встретить и прямую полемику с атеизмом, чьи аргументы очень похоже излагает Колдунья одурманенным детям в Подземье ("Серебряное кресло"). А можно найти весьма прозрачную притчу о покаянии (Аслан, сдирающий драконьи шкуры с Юстеса в "Повелителе зари"). Но потому так важно указать и на ветхозаветные истоки тех черт, которые Льюис придает Аслану. В современном протестантизме (и, шире, в современном западном стиле духовности) "друг Иисус" вытеснил собою грозного Ягве. Но евангельская любовь не отменяет любви ветхозаветной. Бог пророков любит людей - и потому требователен к ним: требователен, ибо неравнодушен (об этом Льюис писал в книге "Страдание"). Нравственное зрение человека в чем-то подобно глазу лягушки. Как та видит лишь то, что движется, и не замечает неподвижных предметов, так и человек, пока покоится на месте, не различает того вектора, по которому должна устремиться его жизнь. Но сделав духовное усилие, отказав себе в чем-то ради ближнего, сотворив однажды добро, перестрадав, он становится зорче. Надеюсь, позволительно пояснить эту мысль не на льюисовском материале - ведь многие родители и учителя, которые будут читать эту книгу детям, сами будут знать о христианстве немногим более своих детишек. Так вот один из замечательных христианских проповедников - Владимир Марцинковский, живший поколением раньше Льюиса, в своей работе "Смысл жизни" рассказывает случай с одним богатым молодым парижанином, который, пресытившись жизнью, пришел к набережной Сены... И уже перед последним шагом он вдруг вспомнил, что в кармане у него кошелек с деньгами, которые больше ему не понадобятся. И у него возникла мысль — отдать эти деньги какому-нибудь бедняку. Он идет по улице и находит людей, живущих в большой нужде. Юноша отдает им все свои деньги. И вдруг радость большая, чем у этих бедняков, врывается в его сердце. Тайна жизни, которую он пытался вычитать или подслушать, сама засветилась в его душе. Так и "плохому мальчику" Юстесу кажется, что он случайно, бессмысленно, чуть ли не назло заброшен в мир Нарнии. И лишь через скорбь, покаяние и первые попытки заботы о других приходит к нему понимание того, что не он обречен на жизнь, а жизнь дарована ему. Понимание того, что, по законам Нарнии, в одиночку можно лишь умереть, но выжить можно лишь сообща. В повести "Конь и его мальчик" есть замечательное разъяснение того, как познаются тайны Промысла. Девочка (в счастливом эпилоге) хочет узнать, что за судьба у ее знакомой. "Я рассказываю каждому только его историю", - слышит она от Аслана ответ, охлаждающий любопытство. Так ставится предел одному весьма распространенному у религиозных людей искушению. Дело в том, что духовная взрослость человека определяется тем, в какой мере он готов оправдать выпавшие на его долю страдания. Но со своим пониманием ("достойное по делам моим приемлю") надо крайне осторожно входить в чужую жизнь. Если я скажу: "Моя болезнь выросла из моих грехов" - это будет вполне трезво. Но если я решу зайти к заболевшей соседке, чтобы разъяснить ей, что вчера она сломала ногу, потому что позавчера не пошла в храм - тут самое время вспомнить предупреждение Аслана. Вдобавок, оно весьма напоминает происшедшее с преподобным Антонием Великим: тот однажды вопросил: "Господи! почему одни живут немного, а другие до глубокой старости? Почему одни бедны, а другие богаты?". Ответ, который получил Антоний, был прост: "Антоний! себе внимай!" А ответ, который раз и навсегда получили мы все, был дан на Голгофе: Творец не стал объяснять зло или оправдывать его неизбежность, Он просто пошел на крест... От Иова до наших дней человек хранит понимание того, что ответ на этот вопрос не может (и не должен) быть выражен в словах, потому что этот ответ слышат не ушами, а сердцем. "Ты тот, Кто кротко рушит над нами То, что мы строим, Чтобы мы увидели небо - Поэтому я не жалуюсь".(Эйхендорф). В мире христианской мысли страдание и радость, жизнь и смерть оказались не абсолютно противопоставлены друг другу. Прошу извинить за эпатирующую формулировку, но в своей глубине христианство действительно настаивает на неизбежности самоубийства: человек не должен жить для самого себя, он призван дарить себя. "Истинно, истинно говорю вам: если пшеничное зерно, пав в землю, не умрет, то останется одно; а если умрет, то принесет много плода. Любящий душу свою погубит ее; а ненавидящий душу свою, в мире сем сохранит ее в жизнь вечную"(Ин.12,24-25). Александр Солженицын как-то сказал, что в ГУЛАГе есть один-единственный способ выжить, а именно оставить всякую надежду на сохранение себя. Лишь так, похоронив себя, человек может выйти из лагеря человеком. Другой пример из светской литературы - строки Пастернака: Жизнь ведь тоже только миг, Только растворенье нас самих Во всех других Как бы им даренье... Как будто вышел человек, И вынес, и раскрыл ковчег, И все до нитки роздал... Любовь, которая, по слову Апостола, "не своего", также выносит центр устремлений, забот и надежд человека во вне его. Христианская любовь - дарующая, а не потребляющая: в ее глубине всегда просвечивает крест. В мире духовном об этом же говорит "перевернутая перспектива" иконописи. Человек должен отказаться от эгоцентризма, от привычки все мерить по себе, свой жизненный центр он должен полагать вне себя. И тогда он не будет считать частью своей жизни некую ценность, а станет о себе помышлять как о принадлежащем и служащем Высшей Ценности. И тогда он будет бояться не за себя, а за свою верность Истине. И, как сказано в Писании, "где сокровище ваше, там и сердце ваше... Не собирайте себе сокровищ на земле... В Бога богатейте". Человеку дан дар жизни - и сохранить его он сможет, лишь если поступит с ним так, как девочка с плодом древа жизни из первой льюисовской сказки: не присвоив себе, отдав другому. Подлинно выжить можно лишь через жертву. Лишь то, что мы отдаем, навсегда остается нашим... Цветаева назвала это "законом зерна": Солдаты! До неба один шаг: Законом зерна - в землю! Если человек действует в соответствии с этим Законом Божиим, над ним сбудутся слова Христа, и он "не увидит смерти вовек". Слово "успение" во всех христианских языках - это антоним смерти. Кончина - лишь дверь (ну да, та самая дверь из последней Хроники). Но выйдя через нее, можно оказаться "одесную" или "ошуюю". И здесь мне приходится второй раз извиняться за рискованное сравнение. Христианство живет высокой спекуляцией. Затраты и прибыток здесь явно разнопорядковы. Малая "лепта" может обернуться приобретением такого сокровища, которого не стоит весь мир... Смерти нет - это всем известно. Повторять это стало пресно. А что есть - пусть расскажут мне... А есть - Пасха. И немного есть в мире даже христианской культуры книг, которые до такой степени были бы пронизаны Пасхальным светом, как книги Льюиса. Смысл их - в утверждении того, что заслуживает жизни и будет жить потому, что чему нельзя умереть - не умрет. И если жизнь совершеннее смерти, то смерть должна быть побеждена. Призвание человека - "найти свою вечность", и потому, "понять человека - значит понять его отношение к Богу" (Б.П.Вышеславцев). Как нужна эта пасхальность детям! Для них очевидно то, что перестают потом понимать взрослые: человек может уйти, но он не может исчезнуть. И совсем просто детям понять, что итог человеческой жизни подводится не физиологически (лопнувшим сосудиком в мозгу или остановкой сердечной мышцы), а нравственно. Жизнь не кончается, она - исполняется. И человеку, в отличие от животных, как духовному, нравственному и ответственному существу, надлежит дать и нравственный ответ о том, исполнением чего была его жизнь исполнил ли он во временной жизни Закон, без которого нельзя жить в Вечности. Человек создан для Вечности. Войти в нее без приглашения и помощи человек не может. Творец не просто раскрывает нам Дверь: Он Сам становится одним из нас и платит максимальную цену, чтобы дать нам свободу быть сынами Божьими, а не сыновьями греха и данниками смерти. Он принес нам дар. Дар надо еще уметь принять. Объективно совершенное "нас ради человек и нашего ради спасения" надо еще сделать своей внутренней, субъективной реальностью в акте выбора веры, Причастия. И Бог, пришедший в мир к людям, призывает нас не к бегству из мира, а к исполнению своего человеческого долга в мире людей. Христос не разрешает апостолам оставаться на Фаворе. Аслан помогает, чтобы люди смогли продолжить их дальнейшую борьбу. Сердце, которое любит Бога, но не любит и не милует мира и людей, созданных Богом, не поняло широты заповеди Божией. То, что принято и затем отдано людям и Богу, не исчезает, не отнимается. В мире, откуда мы пришли и куда уйдем, каждая капля здешнего добра отзывается несоизмеримо большей чашей радости. Но и каждое горе, причиненное нами, уготовляет нам грядущую горечь. Таков Закон. И этот Закон не противопоставляется милости. Он вобрал ее в себя и о ней говорит: "суд без милости не оказавшим милости". Об этом Законе удивительные книги Льюиса. Именно о нем, и только о нем. И потому просто умоляю читателей: не портите эту книгу! Не втискивайте ее в мир школьных правил, где, по словам Н. Трубникова, "с помощью хорошо подогнанных частных истин так легко складывается общая ложь". Не делайте вид, что это только сказка. Не скрывайте от себя и от детей Евангельской основы и атмосферы этих сказок. И уже совсем печально было бы, если б детям стали пояснять эту связь в таком духе, что, мол одна, более древняя сказка легла в основу другой. И Льюис придумывал свои сказки, так же когда-то это делал Матфей, а до него - Моисей... И Лев - это всего лишь увеличенная воображением кошка, а Солнце - спроецированная на небосвод лампочка. И нет мира, кроме Подземья. И нет Пасхи. И не было Рождества. Но об этой печальной возможности не хочется думать. "Хроники Нарнии", конечно, не катехизис. Они были написаны для людей, изучавших (или изучающих) катехизис в школе. Поэтому отнюдь не все принципы христианства нашли свое иносказание в этих сказках. В общем, в Нарнии много евангельского. В ней нет явного присутствия только двух евангельских тайн: Троицы и Евхаристии. На мой взгляд, в этом сказался замечательный такт Льюиса. Тайну Троицы внятно объяснить более чем непросто. И, слава Богу, в Нарнии нет трехглавого льва. Есть только два намека: однажды Аслан называется "Сыном заморского императора". А другой раз ("Конь и его мальчик") Аслан считает необходимым подтвердить свою единосущность тому миру, который он пришел спасать: как и воскресший Христос в Евангелии, Аслан уверяет говорящих животных Нарнии, что он не призрак: "Потрогай меня, понюхай, я, как и ты - животное". Отсутствие чуда Евхаристии - главного чуда Евангелия - тоже понятно. В мире Нарнии, где и так слишком много чудес, церковные таинства (и важнейшее среди них - чудо Причастия Богу) выглядели бы слишком обыденно, неизбежно редуцировавшись до ритуальной магии. Читая "Хроники", полезно вспомнить о Евангелии. Но, читая Евангелие, было бы непозволительно вместо Христа вспоминать Аслана. Поскольку для детей это будет скорее всего первая книга о духовной жизни, надо им время от времени напоминать, что в человеческом, а не символически-сказочном мире, молитву надо обращать к Тому, Кто позволил Себя называть Иисусом, а не Асланом. Избежать этой именовательной путаницы тем более важно, что в современном мире настойчиво рекламируется религиозный релятивизм и синкретизм. Чудище по имени Ташлан отнюдь не придумано. Мы ведь уже не возмущаемся и даже не смеемся, когда какой-нибудь очередной телеколдун обещает нам создать "синтез" христианства и язычества. Последняя история с Ташланом напоминает нам, что, по слову апостольской проповеди, "нет другого имени под небом, данного человекам, которым надлежало бы нам спастись", кроме "имени Иисуса Христа" (Деян. 4,12). Льюис решился завести разговор о том, о чем меньше всего принято говорить сегодня в "христианском обществе" и в "христианской культуре" - о последнем. О конце света. Об Антихристе. На самом пороге ХХ века Владимир Соловьев напомнил о том, что земная история не сможет обойтись без этого персонажа, и, что годами и столетиями труд многих "субъектов исторического процесса" приближает момент, когда в истории христианского человечества произойдет решающая подмена - и произойдет она уже почти незаметно... Как завершится ХХ век - мы вскоре увидим, но как раз в середине его появляется "Последняя битва" Льюиса. Если об остальных сказках Льюиса я бы сказал, что надо прежде прочитать Евангелие (хотя бы в пересказе для детей), чтобы вполне понять их, то о "Последней битве" я скажу иначе:эту повесть следовало бы прочитать прежде, чем брать в руки "Апокалипсис". Вообще для христианского сознания как-то почти очевидно, что мы живем в мире, которому ближе всего именно седьмая, последняя книга "Хроник". Сама Библия кончается Апокалипсисом, а Апокалипсис на грани человеческой истории прозревает не Царство Христа здесь: на земле, в жизни, в политике, в культуре, в отношениях между людьми, - а царство Антихриста. Христос, говоря о признаках Своего Второго пришествия, о признаках конца истории и конца света, находит для апостолов только одно утешение: да, будет тяжело, но утешьтесь тем, что это — конец. Это ненадолго. Христианство, наверно, единственная в мире система взглядов, которая изначально предупреждает о своем не-триумфе. Земная история кончается не установлением Царства Христова, но утверждением властительства Антихриста. В рамках земной истории путь человечества кончается не в Царстве Христовом, а в царстве Антихриста. Это "царство" зреет в структурах человеческой истории годами, может быть, столетиями, в которые складывается такой образ жизни и мысли, что лишает человека его главной и насущнейшей свободы - свободы выбора: с Христом он или нет. Ибо само понятие "жизнь со Христом" становится в конечном счете безрелигиозным символом и начинает пониматься как сугубо этический или даже политический регулятор. Быть христианином значит тогда быть просто "добрым человеком". В этом случае, однако, как поясняет Льюис в книге "Просто христианство", слово "христианин" просто теряет свой смысл, становясь ненужным дублем. И тогда религиозная жизнь человека запутывается не в меньшей степени, чем религиозные чувства несчастных животных при виде "Ташлана". В Нарнии и произошла "последняя путаница". И началась она не с таинственных и зловещих заговоров, а со "слишком человеческих" проступков обезьянки, которой любой ценой хотелось того, чего так часто и так привычно желаем и мы... Льюис любит повторять, что самая верная дорога в ад лежит не через вопиющие преступления, а через постепенное самоумерщвление человеческой души, через привыкание к духовному окаменению. Конечно, Льюис имел в виду не только Откровение святого Иоанна, но и вполне конкретные реалии культурных движений послевоенной Европы. Для меня же, узнаваемее всего и страшнее всего - жуткий призрак "Ташлана", подделка, укравшая у Аслана имя и втиснувшая его в кличку восточной богини Таш. О приходе этого призрака предупреждал еще в прошлом веке Хомяков: "Мир утратил веру и хочет иметь религию какую-нибудь; он требует религии вообще". Именно эта форма "какой-нибудь" религиозности все навязчивее заявляет о себе в нынешней России: ежедневно в эфире проповедуют люди, которые убеждены, будто им удалось скрестить "духовность православия" с "духовной мудростью Востока". Неколе#имая уверенность советских "образованцев" в том, что всякая "духовность" - благо, внесет свою лепту в торжество дела "Ташлана"... Да, седьмая книга Хроник, ближе всего к нашей жизни, но и труднее всего для восприятия современным человеком. И тем важнее в этой апокалиптической книге радость благовестия. Ведь сказано Христом о признаках конца: "Когда начнет сбываться все это, восклонитесь, ибо близко избавление ваше". "Вос-клонитесь", то есть вы, сейчас пригнетенные к земле, уставшие от привычной Богооставленности, вос-клонитесь, воспряньте, подымитесь. Сейчас христиане взяли в привычку молиться об отсрочке конца. Но Апокалипсис и вся Библия завершаются кличем: "Ей, гряди Господи Иисусе!" И в приходе Бога главное - что Он пришел, а не то, что все-таки разрушилось с Его приходом. Как сказал человек, чей творческий дар очень созвучен Льюисовскому - "Христианский мир претерпел немало переворотов, и каждый из них приводил к тому, что христианство умирало. Оно умирало много раз и много раз воскресало - наш Господь знает, как выйти из могилы... Время от времени смертная тень касалась бессмертной Церкви, и всякий раз Церковь погибла бы, если бы могла погибнуть. Все, что могло в ней погибнуть, погибало... И еще мы знаем, что случилось чудо - молодые поверили в Бога, хотя его забыли старые. Когда Ибсен говорил, что новое поколение стучится в двери, он и думать не мог, что оно стучится в церковные врата. Да, много раз - при Арии, при альбигойцах, при гуманистах, при Вольтере, при Дарвине - вера, несомненно, катилась ко всем чертям. И всякий раз погибали черти". Как жаль, что мне не читали этих книг в детстве. И как хорошо, что эти сказки все же есть на свете и теперь входят в круг всероссийского чтения. В заключение и хотел бы я обратиться к родителям: когда вы откроете Льюиса и будете читать его вместе с детишками - пожалуйста, не говорите им, что это, дескать, сказочный пересказ неких более древних сказок. Не скрывайте от них Евангелия - если вы мечтаете о том, чтобы вам никогда не пришлось бояться своих детей. Будем надеяться, что в России еще вырастут дети, которые умеют колядовать и молиться. Дети, которые знают, что Герда вошла в охраняемый замок Снежной Королевы, лишь прочитав "Отче наш". Дети, которые считают храм самой светлой и красивой частью своего дома. Дети, которые знают, что внутри человека живет странное существо по имени "душа" - то, что болит в человеке, когда все тело его здорово, что может радоваться, когда все внешние обстоятельства побуждают человека к гореванию. Дети, которым мы не будем бояться вверить свою старость.


Стихи про санки, лыжи и конькиГалина Дядина Каток Люблю кататься на катке В расшитом блестками платке! Сиять улыбкой глаз и губ! И выполнять тройной тулуп! То задом ехать, то бочком! Вращаться бешеным волчком! На повороте, на витке Люблю подпрыгнуть на катке! А приземлившись, вновь скольжу Вперед к зигзагу-виражу! И пусть каток совсем не тот, Где ждет тебя зеркальный лед. Асфальт укладывает он И весит пару-тройку тонн. Но очень дорог мне каток, Как свежий воздуха глоток! И летом в жаркие деньки Он заменяет мне коньки! Источник Г. Рамазанов Зима Волшебной сказкой делая Деревья и дома, Пришла к ребятам белая- Пребелая зима. Весёлая, желанная Морозная пора От холода румяная Смеётся детвора. Коньками расчертили мы Весь пруд, А захотим Орлами быстрокрылыми На лыжах полетим. Лев Квитко ЛЫЖНИКИ Вьюга, Вьюга, Вьюга, Вьюга. Не видать Совсем друг друга, Мерзнут щеки На бегу, Перегоним Мы пургу! Все быстрей Мелькают лыжи, Цель все ближе, Ближе, Ближе, Через ельник, Сквозь кусты, С перевала, С высоты. Нет для лыжников Помех. Кто домчится Раньше всех? По дороге Белой Смело, Смело, Смело Мы несемся ВсЈ вперед. Пусть опасен Поворот, Пусть тропинки Узки, Очень круты Спуски, Тяжелы Подъемы, - Скорость Не сдаем мы! Ввысь и вниз Вихрем мчись! Ель, сосна, Посторонись! Пусть свирепствует Мороз - Состоится Лыжный кросс! НА САНКАХ Мне тепло в ушанке! Я хватаю санки, На гору взбираюсь, Под гору лечу. Для меня пустое, Самое простое - Прокатиться стоя: Видите - качу! Вдруг рванулись санки... Нет моей ушанки. В снег она упала! Падаю и я. Санки дальше мчатся, Весело кружатся. По снегу веревка Вьется, как змея. Я нашел ушанку, Догоняю санки, На гору взбираюсь, Под гору лечу. Для меня пустое, Самое простое - Прокатиться стоя: Видите - качу! А. Вахитова ЛЫЖИ Ах, лыжи мои, лыжи, Без вас я сам не свой. Ну что на свете ближе Мне снежною зимой? На валенки нацепишь Хрустящие ремни И день гоняешь целый, И напролёт все дни. Ну а потом чуть дышишь, Чуть на ногах стоишь... Ах, лыжи мои, лыжи Нет в мире лучше лыж! И. Бурсов Хитрые санки Мои санки едут сами, Без мотора, без коня, То и дело мои санки Убегают от меня. Не успею сесть верхом, Санки - с места и бегом... Мои санки едут сами, Без мотора, без коня. А под горкой мои санки За сугробом ждут меня. Непослушным, скучно им Подниматься вверх одним. Пушкин А.С. (Из романа "ЕВГЕНИЙ ОНЕГИН") Зима!.. Крестьянин, торжествуя, На дровнях обновляет путь; Его лошадка, снег почуя, Плетётся рысью как-нибудь; Брозды (борозды) пушистые взрывая, Летит кибитка удалая; Ямщик сидит на облучке В тулупе, в красном кушаке. Вот бегает дворовый мальчик, В салазки жучку посадив, Себя в коня преобразив; Шалун уж заморозил пальчик: Ему и больно и смешно, А мать грозит ему в окно *** Вот север, тучи нагоняя, Дохнул, завыл - и вот сама Идёт волшебница зима. Пришла, рассыпалась; клоками Повисла на суках дубов; Легла волнистыми коврами Среди полей, вокруг холмов; Брега с недвижною рекою Сровняла пухлой пеленою; Блеснул мороз. И рады мы Проказам матушки зимы. *** Опрятней модного паркета Блистает речка, Льдом одета. Мальчишек радостный народ Коньками звучно режет лёд; Пушкин А.С. ЗИМНЕЕ УТРО Мороз и солнце; день чудесный! Ещё ты дремлешь, друг прелестный, - Пора, красавица, проснись; Открой сомкнуты негой взоры Навстречу северной Авроры (утренняя заря), Звездою севера явись! Вечор, ты помнишь, вьюга злилась, На мутном небе мгла носилась; Луна, как бледное пятно, Сквозь тучи мрачные желтела, И ты печальная сидела - А нынче... погляди в окно: Под голубыми небесами Великолепными коврами, Блестя на солнце, снег лежит; Прозрачный лес один чернеет, И ель сквозь иней зеленеет, И речка подо льдом блестит. Вся комната янтарным блеском Озарена. Весёлым треском Трещит затопленная печь. Приятно думать у лежанки. Но знаешь: не велеть ли в санки Кобылку бурую запречь? Скользя по утреннему снегу, Друг милый, предадимся бегу Нетерпеливого коня И навестим поля пустые, Леса, недавно столь густые, И берег, милый для меня. Фет А.А. Мама! Глянь-ка из окошка - Знать, вчера недаром кошка Умывала нос: Грязи нет, весь двор одело, Посветлело, побелело - Видно есть мороз. Не колючий, светло-синий По ветвям развешан иней - Погляди хоть ты! Словно кто-то тороватый (щедрый) Свежей, белой, пухлой ватой Все убрал кусты. Уж теперь не будет спору: За салазки, да и в гору Весело бежать! Правда, мама? Не откажешь, А сама, наверно, скажешь: - Ну, скорей гулять! Анатолий Перевозчиков В ОЖИДАНИИ ДРУГА Стоят У крыльца Одинокие санки Их другу Простывшему Ставятся банки, И как Ни кружился бы Снег у ворот, Сегодня он, Видно, Гулять не пойдёт... И грустные Санки, Печальные Санки Стоят и ворчат На лечебные Банки. За то, что в такую Прекрасную Вьюгу Они не дают Покататься Их другу. *** Ни полем Промчаться, Ни с горки Скатиться, А лишь заставляют Лежать и томиться. Как будто не знают Того от людей, Что тем, Кто в разлуке, Болеть тяжелей!.. Н.А.Некрасов В зимние сумерки нянины сказки Саша любила. По утру в салазки Саша садилась, летела стрелой, Полная счастья, с горы ледяной. Няня кричит: "Не убейся, родная!" Саша, салазки свои погоняя, Весело мчится. На полном бегу Набок салазки - и Саша в снегу! Выбьются косы, растреплется шубка - Снег отряхает, смеётся голубка! Не до ворчанья и няне седой, Любит она её смех молодой... Суриков И.З. Детство Вот моя деревня; Вот мой дом родной; Вот качусь я в санках По горе крутой; Вот свернули санки, И я на бок хлоп! Кубарем качуся Под гору в сугроб. И друзья - мальчишки, Стоя надо мной, Весело хохочут Над моей бедой. Всё лицо и руки Залепил мне снег... Мне в сугробе горе, А ребятам - смех!.. А.А.Блок Ветхая избушка Ветхая избушка Вся в снегу стоит. Бабушка-старушка Из окна глядит. Внукам-шалунишкам По колено снег. Весел ребятишкам Быстрых санок бег... Бегают, смеются, Лепят снежный дом, Звонко раздаются Голоса кругом... В снежном доме будет Резвая игра... Пальчики застудят,- По домам пора! Завтра выпьют чаю, Глянут из окна,- А уж дом растаял, На дворе - весна! По материалам сайта http://www.sanki.narod.ru


ВелосипедистыАгния Барто Зарядка По порядку Стройся в ряд! На зарядку Все подряд! Левая! Правая! Бегая, Плавая, Мы растем Смелыми, На солнце Загорелыми. Ноги наши Быстрые, Метки Наши выстрелы, Крепки Наши мускулы И глаза Не тусклые. По порядку Стройся в ряд! На зарядку Все подряд! Левая! Правая! Бегая, Плавая, Мы растем Смелыми, На солнце Загорелыми. Эдуард Хиль Трус не играет в хоккей Слова песни Звенит в ушах лихая музыка атаки Точней отдай на клюшку пас сильней ударь И всё в порядке если только на площадке Великолепная пятерка и вратарь Суровый бой ведет ледовая дружина Мы верим мужеству отчаянных парней В хоккей играют настоящие мужчины Трус не играет в хоккей Трус не играет в хоккей Пусть за воротами противника все чаще Победной молнией пульсирует фонарь Но если надо защищается блестяще Великолепная пятерка и вратарь Суровый бой ведет ледовая дружина Мы верим мужеству отчаянных парней В хоккей играют настоящие мужчины Трус не играет в хоккей Трус не играет в хоккей Красивых матчей будет сыграно немало И не забудем не забудем мы как встарь В сраженьях золото и кубки добывала Великолепная пятерка и вратарь Суровый бой ведет ледовая дружина Мы верим мужеству отчаянных парней В хоккей играют настоящие мужчины Трус не играет в хоккей Трус не играет в хоккей *** Мне в субботу утром мама Поиграть велела гаммы, Но ко мне дружок зашел, И увел играть в футбол. До темна мы с ним играли, мяч друг другу пасовали, Бегали, разинув рот, От ворот и до ворот. В воскресенье утром мама снова вспомнила о гаммах. Но ко мне друзья зашли, и с собою увели. Бегали с мячом мы всюду, пролетал за часом час... Ну а гаммы и этюды я сыграю в другой раз. *** Праздник спортивный гордо вступает в свои права Солнцем улыбки доброй Встречает его детвора Нам смелым, и сильным, и ловким Со спортом всегда по пути Ребят не страшат тренировки- Пусть сердце стучится в груди. Нам смелым, и сильным, и ловким Быть надо всегда впереди. Здоровье, сила, ловкость- Вот спорта пламенный завет Покажем нашу дружбу, смелость Веселым стартам шлем привет! Юное тело свое закалять Больших довиваться высот Отвагу и волю в себе воспитать Поможет нам спорт. Чтоб в спорте первыми быть Надо спорт любить. Чтоб спортсменом мог каждый стать. Надо день зарядкой начинать. Кто не любит физкультуру? Помогает всем она! Быть здоровым, сильным, ловким К защите Родины быть готовым Мы физкультурой занимались Чтоб стал железным организм И чтоб в здоровом теле Мускулы твердели. Словно море трибуны шумят Нынче будет нелегким сраженье Поболеем за смелых ребят За спортивный задор и уменье Нелегкий будет спор за каждый наш рекорд В одном мы верим искренне и свято Все те кто любит спорт, все те кто верит в спорт Надежные, ребята. До встречи, Футбол! Как птица в сетях запутался мяч Забытый лежит на траве до утра Пустые трибуны сквозь сон неудач Пытались напомнить: «ведь это игра» Удар по воротам и эхом в сердцах Откликнулась боль от быстрого гола Триумф вперемешку со стонами ах Как скоро забудет болельщик футбола?.. Но ждет стадион, ждет команда, газон И вновь соберется на матче торсида Кто предан, забудет как утренний сон Вчерашний провал, и голы, и обиду А. Пахмутова, Н. Добронравов Команда молодости нашей С тобою мы объехали полсвета Но каждый раз тянуло нас домой Поставь мою любимую кассету Давай передохнём перед игрой Тебе судьбу мою вершить тебе одной меня судить Команда молодости нашей Команда без которой мне не жить Ла-ла-ла-ла-ла-лай-ла-ла Ла-ла-ла-ла-ла-лай-ла-ла Команда молодости нашей Команда без которой мне не жить Трава на стадионах зеленеет А мудрость словно осень настаёт Друг к другу мы становимся нежнее Когда борьба всё яростней идёт Тебе судьбу мою вершить тебе одной меня судить Команда молодости нашей Команда без которой мне не жить Ла-ла-ла-ла-ла-лай-ла-ла Ла-ла-ла-ла-ла-лай-ла-ла Команда молодости нашей Команда без которой мне не жить Со спортом мы расстанемся не скоро Но время не унять и не сдержать Придут честолюбивые дублёры Дай бог им лучше нашего сыграть Тебе судьбу мою вершить тебе одной меня судить Команда молодости нашей Команда без которой мне не жить Ла-ла-ла-ла-ла-лай-ла-ла Ла-ла-ла-ла-ла-лай-ла-ла Команда молодости нашей Команда без которой мне не жить На верность проверяются таланты Нам есть за что судьбу благодарить Мы преданы единственной команде Команде без которой нам не жить Тебе судьбу мою вершить тебе одной меня судить Команда молодости нашей Команда без которой нам не жить Ла-ла-ла-ла-ла-лай-ла-ла Ла-ла-ла-ла-ла-лай-ла-ла С тобою мы объехали полсвета Но каждый раз тянуло нас домой Поставь мою любимую кассету Давай передохнём перед игрой Тебе судьбу мою вершить тебе одной меня судить Команда молодости нашей Команда без которой мне не жить Ла-ла-ла-ла-ла-лай-ла-ла Ла-ла-ла-ла-ла-лай-ла-ла Команда молодости нашей Команда без которой мне не жить Трава на стадионах зеленеет А мудрость словно осень настаёт Друг к другу мы становимся нежнее Когда борьба всё яростней идёт Тебе судьбу мою вершить тебе одной меня судить Команда молодости нашей Команда без которой мне не жить Ла-ла-ла-ла-ла-лай-ла-ла Ла-ла-ла-ла-ла-лай-ла-ла Команда молодости нашей Команда без которой мне не жить Со спортом мы расстанемся не скоро Но время не унять и не сдержать Придут честолюбивые дублёры Дай бог им лучше нашего сыграть Тебе судьбу мою вершить тебе одной меня судить Команда молодости нашей Команда без которой мне не жить Ла-ла-ла-ла-ла-лай-ла-ла Ла-ла-ла-ла-ла-лай-ла-ла Команда молодости нашей Команда без которой мне не жить На верность проверяются таланты Нам есть за что судьбу благодарить Мы преданы единственной команде Команде без которой нам не жить Тебе судьбу мою вершить тебе одной меня судить Команда молодости нашей Команда без которой нам не жить *** Чтоб здоровым быть сполна Физкультура всем нужна. Для начала по порядку - Утром сделаем зарядку! И без всякого сомненья Есть хорошее решенье - Бег полезен и игра Занимайся детвора! Чтоб успешно развиваться Нужно спортом заниматься От занятий физкультурой Будет стройная фигура Нам полезно без сомненья Все, что связано с движеньем. Вот, поэтому ребятки Будем делать мы зарядку. Будем вместе мы играть Бегать, прыгать и скакать Чтобы было веселее Мяч возьмем мы поскорее. Станем прямо, ноги шире Мяч поднимем – три-четыре, Поднимаясь на носки. Все движения легки. В руки мы возьмём скакалку Обруч, кубик или палку. Все движения разучим Станем крепче мы и лучше. Чтобы прыгать научиться Нам скакалка пригодится Будем прыгать высоко Как кузнечики – легко. Обруч, кубики помогут Гибкость нам развить немного Будем чаще наклоняться Приседать и нагибаться. Вот отличная картинка Мы как гибкая пружинка Пусть не сразу все дается Поработать нам придется! Чтоб проворным стать атлетом Проведем мы эстафету. Будем бегать быстро, дружно Победить нам очень нужно! Источник Хомка-хомячок Хомка, хомка, хомячок, Полосатенький бочок. Хомка раненько встаёт: Шейку моет, глазки трёт. Подметает Хомка хатку И выходит на зарядку. Раз, два, три, четыре, пять - Хомка хочет сильным стать. Галина Дядина Каток Люблю кататься на катке В расшитом блестками платке! Сиять улыбкой глаз и губ! И выполнять тройной тулуп! То задом ехать, то бочком! Вращаться бешеным волчком! На повороте, на витке Люблю подпрыгнуть на катке! А приземлившись, вновь скольжу Вперед к зигзагу-виражу! И пусть каток совсем не тот, Где ждет тебя зеркальный лед. Асфальт укладывает он И весит пару-тройку тонн. Но очень дорог мне каток, Как свежий воздуха глоток! И летом в жаркие деньки Он заменяет мне коньки! Источник Г. Рамазанов Зима Волшебной сказкой делая Деревья и дома, Пришла к ребятам белая- Пребелая зима. Весёлая, желанная Морозная пора От холода румяная Смеётся детвора. Коньками расчертили мы Весь пруд, А захотим Орлами быстрокрылыми На лыжах полетим. Лев Квитко ЛЫЖНИКИ Вьюга, Вьюга, Вьюга, Вьюга. Не видать Совсем друг друга, Мерзнут щеки На бегу, Перегоним Мы пургу! Все быстрей Мелькают лыжи, Цель все ближе, Ближе, Ближе, Через ельник, Сквозь кусты, С перевала, С высоты. Нет для лыжников Помех. Кто домчится Раньше всех? По дороге Белой Смело, Смело, Смело Мы несемся Вперед. Пусть опасен Поворот, Пусть тропинки Узки, Очень круты Спуски, Тяжелы Подъемы, - Скорость Не сдаем мы! Ввысь и вниз Вихрем мчись! Ель, сосна, Посторонись! Пусть свирепствует Мороз - Состоится Лыжный кросс! НА САНКАХ Мне тепло в ушанке! Я хватаю санки, На гору взбираюсь, Под гору лечу. Для меня пустое, Самое простое - Прокатиться стоя: Видите - качу! Вдруг рванулись санки... Нет моей ушанки. В снег она упала! Падаю и я. Санки дальше мчатся, Весело кружатся. По снегу веревка Вьется, как змея. Я нашел ушанку, Догоняю санки, На гору взбираюсь, Под гору лечу. Для меня пустое, Самое простое - Прокатиться стоя: Видите - качу! А. Вахитова ЛЫЖИ Ах, лыжи мои, лыжи, Без вас я сам не свой. Ну что на свете ближе Мне снежною зимой? На валенки нацепишь Хрустящие ремни И день гоняешь целый, И напролёт все дни. Ну а потом чуть дышишь, Чуть на ногах стоишь... Ах, лыжи мои, лыжи Нет в мире лучше лыж!


Что нужно знать до зачатия. Резус-фактор
Беременности издревле считалась естественным состоянием женщины. Напомним, что аборты запрещались законом и Церковью, поэтому в семьях нередко было
Уход во время беременности
Каждая женщина по-разному реагирует на беременность. В уходе во время беременности за кожей наиболее важна профилактика, поэтому следует избегать
Как выбрать коляску?
Когда вы ждете малыша или уже стали мамой, самое время выбирать детскую коляску. Сегодня выбор колясок огромен, и не сложно растеряться в таком
Разнополые близнецы могут делить одну плаценту
В New England Journal of Medicine был описан случай, когда разнополые близнецы делили одну плаценту, сообщает Associated Press. Каждый из детей при
Хотите родить мальчика - ешьте побольше жирного
Американский микробиолог Черил Розенфельд стала героиней германского журнала Spiegel. В небольшой статье, посвященной исследованиям группы ученых,
Успешное зачатие
Планируете беременность в ближайшем будущем? Тогда наши советы, как обеспечить зачатие от специалистов в области гинекологии, психологии и здорового
Завтра — новый день
Подводные камни здорового образа жизни
Все чаще современный человек начинает задумываться о здоровом образе жизни, одной из основ которого является правильное питание. Однако многие люди
Беременная итальянка снова зачала, еще не родив
Итальянская женщина сможет родить дважды еще до конца этого года, сообщает Ananova. Это стало возможным благодаря редчайшему медицинскому феномену,
Праздничный стол
Каждой хозяйке хочется, чтобы ее праздничный стол выглядел нарядно. Сервировка стола во многом зависит от умения и вкуса хозяйки. Прежде всего не
Воспитание чувств - осенний лес
Чувство любви к природе можно воспитать, если знакомить малыша с ее тайнами, вместе с ним разгадывать их, рассказывать ему интересное о жизни
В семье ростовского священника родился 18-й ребенок
В самой многодетной в Ростовской области семье настоятеля храмов Серафима Соровского и Святотроицкого, священника Иоанна Осяка родился 18-й ребенок,


Детское здоровье - онлайн журнал © 2011-12 Все права защищены. Powered by Childsdoctor.ru
Копирования материалов запрещено!

Яндекс.Метрика