Главная Обратная связь RSS
Логин:  
Пароль:
Новости Здоровье ребенка Физическое воспитание Развитие и речь Дом и семья Безопасность детей Беременность и женщина
Навигация по сайту
СветофорКаждый был в такой ситуации: бежишь по делам, торопишься. Нужно перейти дорогу, а тут светофор, красный свет. Останавливаешься. Ждешь. Машин не много, но все дисциплинированно стоят. Стоишь и ты. Мысленно подгоняешь светофор – блин, давай уже, давай… И вдруг кто-то беззаботно перебегает улицу. А за ним еще кто-то. И ты не выдерживаешь, срываешься следом. Можно ли назвать это полностью осознанным действием? Вряд ли. В тот момент ты не особо задумываешься. Просто получаешь своего рода «разрешение» нарушить правило и – нарушаешь. Такое разрешение получают гопники, когда видят разбитое окно. Ага, здесь – можно. Вперед. Подобное разрешение выдает замусоренный тротуар – на него уже легче бросить окурок. Разрешение дает знаменитость, когда кончает с собой. После самоубийства Мэрилин Монро в США в течение месяца было совершено на 200 суицидов больше, чем обычно. После каждого подобного сообщения по стране проходит волна самоубийств. И это не горюющие поклонники. Как правило, это люди, склонные к суициду, просто до этого момента они удерживались на краю. Смерть знаменитости для них – послание, сигнал, разрешение. Можно. Мир полон таких разрешений и запретов. Часто мы не замечаем их на уровне сознания, но подсознательно считываем безошибочно. Девушки знают – можно идти по улице с «разрешительным» выражением лица, а можно с «запретительным». Некоторые даже умудряются действовать прицельно. Вот этому неудачнику не разрешу подойти, а этот – ничего так, интересный. Ладно, пусть попробует, ковбой. Молодые мамы часто жалуются – ребенок отца слушается, а их нет. Почему? Потому что дети чутко улавливают бессознательные разрешения. А папы, как правило, не идут на поводу даже по мелочам. Ребенок знает – папино «нет» это именно «нет», а не «может быть» или «попозже», которое в результате заканчивается «ладно, на, только отстань!». А маленькие уступки, мы знаем, быстро приводят к более крупным. Что потом? Ругань, истерики, скандалы в благородном семействе. И конечно, часто разрешения мы выдаем себе сами. Помните у Стругацких: «Малянов поставил в мойку грязный стакан – эмбрион будущей кучи грязной посуды». Отлично сказано. Френдесса cognacspirit пишет: «У многих женщин в депрессивном состоянии возникает тяга к уборке. Вот, раскладывают они всякую фигню по полочкам, выкидывают ненужное, а там вроде и жить легче». Правильно, мелочи формируют внутреннее состояние. Бардак в квартире служит разрешением бардака в душе. Если вы когда-нибудь начинали бегать по утрам, или ходить в спортзал, или заниматься йогой, знаете: поначалу тебя несет на голом энтузиазме. Но он понемногу спадает. И в момент, когда воодушевление уже не так сильно, а привычка еще не выработалась, закрадываются подлые мыслишки: «а может, сегодня поспать? Подумаешь, пропущу один разок, но завтра точно…». Ага, конечно. Бессознательное воспринимает это как отмашку – ура, следующие полгода можно не париться и спокойно дрыхнуть! В общем, разрешение начинается с мелочей. Или, как верно подметили в комментах, «Все начинается с расстегнутой верхней пуговицы!».


Большинство родителей, принявших участие в «1-сентябрьском» исследовании «КОРУС Консалтинг», считают, что электронные учебники лучше, чем обычные, что в школе надо активно использовать инновации, но учить детей считать надо все равно в уме, а не на калькуляторах. 88% опрошенных «КОРУС Консалтинг» родителей согласны с тем, что электронные «читалки» должны заменить обычные школьные учебники. Впрочем большинство (46% респондентов) считают, что такую инновацию нужно вводить только в старших классах – прежде всего, это связано с тем, что электронная книга – хрупкая и ее легко сломать. Надо ли заменять традиционные учебники на электронные книги? «Возможно, но только в старших классах. Кроме того, только устройства типа таблетов - чтобы не было слишком большой нагрузки в связи с мелким шрифтом. Школьникам средних и особенно младших классов нужны бумажные учебники, из немелованной бумаги, как в советское время - для облегчения веса, с ограничением времени работы по учебникам (для снижения нагрузки на глаза)» - считает один из участников исследования. Большинство – 67% опрошенных – полагает, что инновации должны активно использоваться в школьном образовании. Интерактивные доски, занятия через интернет и прочие инновации, которые сегодня внедряются в школе: благо. При этом ИСПОЛЬЗОВАТЬ, а не подсаживаться. Для этого надо быть образованным и грамотным по жизни человеком», - пишет один из участников. «В школе главное: привить потребность к образованию, выработать у детей активную жизненную позицию. Для этого все средства хороши, подойдут и гаджеты». Правда, 20% опрошенных считают, что инновации в российской школе бессмысленны, так как учителя не могут их освоить. 88% родителей считают, что базовым навыкам счета, например, таблице умножения – надо все равно обучать «в уме», а не на калькуляторе. Разделилось отношение родителей к Интернету как фактору учебного процесса. Четверть респондентов считает, что дети проводят время в сети впустую, только общаясь с друзьями в соцсетях и играя в игры. Но 57% полагает, что в Интернете школьники получают необходимую информацию, которую, тем не менее, надо проверять. Интернет и мобильные устройства, которые позволяют подключаться к нему, полезны для школьников? Как изменилось восприятие детьми информации? «Отсутствует поиск и структурирование информации, много мусора, - пишет один из участников исследования. - Как результат - бывшие школьники, качающие сочинения из сети, теперь делают видимость работы, скачивая информацию из интернета. Википедия же не является авторитетным источником - там может быть все что угодно, даже кардинально отличающееся от истины. В интернете тоже нужно уметь искать и отсеивать информацию. Пусть учатся это делать по бумажным источникам». Большинство родителей – 71% - контролирует или хотя бы старается контролировать доступ детей в Интернет. Вы контролируете доступ своих детей в интернет? Всего в исследовании приняло участие более 200 респондентов из Москвы, Санкт-Петербурга и других городов России.


Как я провел летоНачало учебного года. Цветы, улыбки, чистые тетрадки и сочинение на тему «Как я провел лето» – примерно такие ассоциации связаны у нас с первыми сентябрьскими деньками. Но если цветы и улыбки возражений не вызывают, то повторяющееся из года в год сочинение о лете стало едва ли не символом косности, рутины, педагогической неизобретательности. Пожалуй, сегодня ни один учитель, считающий себя творческим человеком, так год не начнет. А может быть, зря? Для начала нужно признать, что традиция имела свои основания. Каждый учитель знает, что первые несколько уроков в году проходят под несмолкаемый гул рассказов о совершенных за долгие каникулы подвигах и открытиях. Сочинение о лете позволяло детям выговориться, поделиться впечатлениями, так сказать, «в официальном порядке» и закрыть тему. Кроме того, сразу, без подготовки, самостоятельная работа по созданию текста выполняла роль экспресс-диагностики состояния дел (для учителя), а заодно и шоковой терапии с целью приведения в рабочее состояние (для детей). Кстати, умные педагоги никогда плохие оценки за это сочинение в журнал не ставили. По сути, сочинение «Как я провел лето» было ритуалом, символическим актом, означавшим: отдых закончен, впереди большая работа, пора собраться и приступить к делу. Очень полезная с психологической точки зрения вещь. Минус в том, что у детей задание энтузиазма обычно не вызывало: удовольствие от рассказа другу под его ахи и охи никак не сравнить с удовольствием от выписывания разболтавшимся за лето почерком прилизанных фраз, а что там в сочинениях других ребят – не узнаешь, в лучшем случае два-три в классе прочтут. Шоковая терапия же вообще никому никогда не нравится. Поэтому реакция на задание была обычно разнообразно негативной: от возмущенного «у-у-у-у» (в смысле: «опять это дурацкое сочинение») до ехидного: «а мы снова будем про лето писать?» (в смысле: «ничего поинтереснее придумать не можете?»). Придумать между тем очень даже можно. Итак, прежние цели остаются в силе: провести инспекцию содержимого основательно проветренных летними ветрами голов и обозначить переход к рабочим будням. Прибавим к этому еще несколько: хорошее настроение и желание работать у ребят, атмосфера заинтересованной и слаженной совместной деятельности, партнерские отношения между ребятами и учителем и, наконец, последнее, но немаловажное – положительный настрой самого учителя, который может прийти на первый урок года не бездумным продолжателем удобной традиции, а выдумщиком, лидером, интересным человеком. Стоит разрешить себе пофантазировать – и можно превратить набившую оскомину тему в запоминающийся, яркий, полезный урок, задающий тон на весь учебный год. Идей, как это сделать, может быть очень много. Вот только некоторые из них. УЧИМСЯ СЛУШАТЬ Все знают, как трудно в наше время найти человека, умеющего слушать. Помните, как Толстой про Наташу Ростову говорил, что она именно слушала, а не обдумывала в это время, что сама потом расскажет? Умение это и в самом деле непростое. Сегодня человек постоянно должен думать о самопрезентации, о том, как подать себя, что сказать, как реагировать. Поэтому слова и проблемы других людей мы воспринимаем обычно словно сквозь марево собственных мыслей и установок: а как думаю я, а что это значит для меня, а что он ждет, чтобы я сказал в ответ? В результате никто никого толком не слышит и не понимает. Хорошо было Наташе Ростовой с ее умением слушать – Толстой сразу так и сочинил, а большинству людей этому умению нужно учиться. И по большому счету это должно быть одной из основных задач уроков родного языка. Во всяком случае в жизни это умение намного больше значит, чем удвоенные н. Попробуем поставить перед собой эту цель на нашем уроке (разумеется, предлагаемые виды работы и с любой другой темой тоже будут очень полезны). Вариант самый простой: пишем обычное сочинение, но не за себя, а за соседа. Все разбиваются на пары (если ребят нечетное число, один образует пару с учителем). За пятнадцать минут участники пары должны рассказать друг другу о своем лете, ответить на все уточняющие вопросы. Затем каждый пишет сочинение «Как я провел лето» от имени своего соседа. Проверяет сочинение, конечно, его «лирический герой», он оценивает содержание, исправляет замеченные ошибки. Потом учитель может собрать работы и проанализировать ситуацию с правописанием в классе (как легко заметить, информации у него при этом будет больше, чем при традиционной работе: не только способность человека писать без ошибок, но и умение видеть ошибки при проверке текста). Несколько работ хорошо бы разобрать вслух таким образом: читает тот, кто писал, а тот, о ком речь, комментирует: что было понято неверно, какие важные детали упущены, переданы ли в целом его настроение, чувства. Можно попросить поднять руки тех, кто очень доволен сочинением о себе, и тех, кто совершенно разочарован непониманием, и именно эти работы разобрать подробно. Идея сама по себе очень простая, работа мало отличается по форме от общепринятой, а проходит все совсем иначе – никаких «у-у-у-у» вы не услышите, да и цель «выпускания пара» достигается намного более эффективно, особенно если не пожалеть времени на чтение сочинений в классе. Есть вариант более сложный, он особенно хорош в старших классах и в классах с небольшим числом учеников (в пределах двадцати). Учитель выступает в роли ведущего. Он призывает ребят быть очень внимательными и последовательно задает вопросы о прошедшем лете классу: «Где вы были? Что там видели интересного? С кем проводили время? Чем любили заниматься? Что запомнилось? Удалось ли хорошо отдохнуть? Были ли огорчения?» и т.п. На каждый очередной вопрос отвечают по очереди все присутствующие. Затем возможны варианты: если для вас важно получить письменные работы, то все развивается так, как уже было описано выше: каждый пишет сочинение за одного из своих одноклассников, если вы предпочитаете уложиться в один урок, можно выполнить задание устно. Задача многократно усложняется по сравнению с работой в паре с соседом, поскольку во время ответов на вопросы никто не знал, на чьи ответы следует обратить особое внимание. Распределять по парам можно по жребию или как-то иначе, например, первый в списке – с последним, второй – с предпоследним и т.д. В первый момент задание может шокировать своей сложностью, многие заявят, что они вообще ничего не помнят. Важно обратить внимание ребят на этот факт: вы призвали их вначале к вниманию, ничего особенно сложного в ответах одноклассников не содержалось, прозвучали они громко и внятно буквально пять минут тому назад – а в памяти не отложились. Почему? Чем были заняты мысли? Многие ребята уже способны достаточно хорошо осознавать свое состояние и признаются, что во время ответов одноклассников предавались собственным воспоминаниям, или обдумывали особенно остроумную форму ответа, или обменивались комментариями с приятелем, хотя им казалось, что они слушают. Многие из них заметят (не обязательно сказав об этом вслух), что ответы своих близких друзей, или симпатичных им одноклассников, или самых ярких людей в классе они все же помнят хорошо. Не стоит впадать в морализаторство по поводу невнимательности ребят к словам товарищей – надо признать, что сама организация учебного процесса в нашей школе вовсе не способствует развитию навыка внимательного слушания: что слушать-то – пересказ учебника, правила наизусть? Не так уж часто на стандартных уроках ученики говорят вещи, стоящие внимания и запоминания. Поэтому не говорите ничего назидательного, просто удивитесь вместе с ребятами (положа руку на сердце – вы бы сами с заданием справились?), умные люди сделают для себя выводы. Очень хорошо было бы повторять эту игру время от времени, выбрав любую несложную тему: любимая книга, кем я хочу стать и т.п. ВКЛЮЧАЕМСЯ В РАБОЧИЙ РИТМ Внимание и быстрота реакции, а также способность делать несколько дел одновременно – тоже качества, крайне полезные в деле обучения. Привести их в боевую готовность можно следующей игрой. Вы так же задаете вопросы о прошедшем лете, но отвечать должен не тот, кого спросили, а его сосед, например, справа или сзади (если человек сидит с краю, то соседом справа окажется крайний в противоположном ряду, если на задней парте – отвечать должен тот, кто сидит на первой). Следующий вопрос – и снова отвечает сосед. Тот, кто порывается ответить на адресованный ему вопрос сам, или тот, кто должен отвечать, но замешкался, выбывает из игры (это нужно как-то обозначить, например, выбывшие должны держать руки скрещенными на груди). Кто продержится дольше всех, тот выиграл. Получается очень забавный диалог: Где ты провел лето? У моего дедушки, в деревне. Что там тебе больше всего запомнилось? Кремль и метро. Что же ты там делал? Плавал, нырял с маской. На первый взгляд простая, эта игра заставляет мобилизоваться: ведь нужно одновременно «прокручивать» в голове свой собственный рассказ, чтобы вопрос учителя не застал врасплох, и внимательно следить за перемещением по классу «эстафетной палочки» ответов. По мере выбывания игроков ситуация еще более усложняется, ведь в какой-то момент твоим соседом справа может оказаться … сосед слева, если вся остальная «горизонталь» уже сидит, скрестив руки. Тут нужен глаз да глаз, да еще и смеяться успевай! Такой первый урок прекрасно подходит ребятам пятых–седьмых классов и будет очень уместен в момент встречи с новым, напряженно замершим классом. ВСПОМИНАЕМ ГРАММАТИКУ Любой вид работы, даже совершенно типовое сочинение о лете, можно обогатить дополнительными заданиями. Например, вызываем одного из учеников читать свое сочинение, а всем остальным даем задание: по мере чтения выписывать все замеченные существительные, определять их склонение и падеж. (Варианты: выписываем глаголы, определяя спряжение; подмечаем служебные слова и разносим по столбикам предлоги, союзы и частицы; выписываем грамматические основы всех предложений; ищем сложные предложения и записываем их схемы). После проверим, что получилось, и дадим новое задание: а кто теперь сможет пересказать сочинение одноклассника как можно ближе к тексту? Удалось ли за поиском грамматических «деревьев» увидеть «лес» повествования? Сразу станет ясно, кто из ребят «Юлий Цезарь», – этому историческому персонажу приписывают способность одновременно делать несколько дел, требующих внимания. Кстати, есть люди, которые просто плохо себя чувствуют в ситуации «недогруза» восприятия и внимания, например, могут вязать или строгать, только слушая при этом радио или разговаривая, а во время обсуждения важной темы обязательно должны рисовать узоры или чертиков. Так что не стоит слишком строго пресекать побочную деятельность на уроке: кого-то это отвлекает, а кому-то, наоборот, помогает сосредоточиться. Еще больше активизируют грамматические познания творческие задания с ограничениями: например, написать сочинение о лете, не используя глаголов первого спряжения. Можно задействовать сразу несколько тем, распределив задания по рядам: первый обходится без существительных в именительном падеже, второй – без двусоставных предложений, а ребята из третьего обязаны использовать в своем сочинении все одиннадцать глаголов-исключений. Конечно, такая работа требует больше времени и ее лучше дать на дом. Зато на повторение пройденной в прошлом году темы уйдет меньше времени. Напоследок один общий для всех вариантов совет: участвуйте в выполнении заданий и в играх вместе с детьми, рассказывайте о своем лете – получите удовольствие и атмосфера в классе будет лучше. * * * Известно: как новый год (в нашем случае – учебный) встретишь, так его и проведешь. Обдумывая первый урок года, каждый учитель явно или нет выбирает путь на весь год: как я буду общаться с детьми, с каким настроением я пойду в школу, какова будет моя сверхзадача на этот год? Первый урок – это и большая ответственность, и уникальный шанс изменить то, что не устраивает, освоить новое. Попробуем?


Учитель кричитВ школе по-прежнему кричат на детей. Причем они (дети) считают это в порядке вещей, педагоги тоже. Я бы не узнала об этом, если бы не оказалась во время урока в школе. Как это влияет на психику детей, как их защитить? Сменить учителя невозможно - другого просто нет. К сожалению, вы правы. Это тема для серьезного разговора - и не только на страницах нашего журнала. Это большая социальная проблема, которая требует решения на государственном уровне. Пытаясь коротко ответить на ваш вопрос, могу сказать: дети не рассказывают об инцидентах в школе потому, что, идеализируя учителя, считают себя виноватыми в сложившейся ситуации. Для того, чтобы как-то изменить положение, родители прежде всего должны создать такую психологическую обстановку дома, чтобы сыну или дочери было легче рассказать обо всем, что происходит в классе. Ребенку легче поделиться с вами в том случае, когда конкретный случай касается кого-то другого. Поэтому родителям полезно поближе познакомиться друг с другом и совместными усилиями выяснить для себя обстановку в классе. Беседуя с ребенком, ни в коем случае нельзя принижать авторитет учителя. Его ошибочное поведение можно объяснить особенностями его характера, сиюминутным настроением, плохим самочувствием и т.д. При этом ваша собственная позиция должна быть очень четкой. Ни для вас, ни для вашего ребенка подобная манера поведения не приемлема. Публичное унижение детей в школе опасно не только тем, что снижает самооценку того, кого унижают, но и тем, что остальные дети вовлекаются в этот процесс унижения, не имея возможности встать на защиту слабого. А зачастую принимают сторону учителя, потому что в силу возраста у них еще не сформирована четкая нравственная позиция. Вот что, на мой взгляд, является самой большой социальной проблемой. Научите ребенка не смеяться вместе со всем классом над товарищем, попавшим под "удар" учителя. Можно научить ребенка просить разрешения выйти из класса в случае агрессивного поведения педагога. Самое главное - дать понять ребенку, что он имеет право на собственное мнение и собственный анализ ситуации. Одним из способов защиты ребенка может быть даже непосещение школы в течение одного-двух дней. Так как учителя нельзя заменить, можно попробовать найти с ним контакт. Очень благоприятно на психологическую атмосферу в классе действует коллективное общение родителей с педагогом в неформальной обстановке. Это могут быть туристические поездки (лучше 2-3-дневные), классные мероприятия с привлечением большого числа родителей. Заявите себя как коллектив, которому не безразличен ни один ребенок класса. Журнал "Наш малыш" №3, 2001


Школьные сборы денегБольше всего на свете я ненавижу родительские собрания, потому что заранее знаю их повестки. Первое: разнос двоечников, которые так и не переписали контрольные, и второе: сбор денег на нужды школы. Тема вторая — доминирующая и постоянная. Мы купили в класс доску, на которой можно писать не мелом, а фломастером. Для этого сбросились по две тысячи рублей. Потом на туалетную бумагу и мыло. Потом на новые обои. Шторы с ламбрекеном. Тюль отдельно. Пальму за тысячу долларов в зимний сад. На охрану, главная цель которой — не пускать в школу родителей. На необыкновенные рабочие тетради и учебники, которые «гораздо лучше тех, что рекомендованы министерством», и, наконец, на подарки учителям к праздникам. При этом директор, не стесняясь, рекомендовала избавить педагогов от подарков в виде утюгов и конфет, и «подойти к этому вопросу индивидуально». В среднем школа собирала с каждого родителя от 500 долл. и выше, в зависимости от достатка родителей и возраста ученика. В младших классах поменьше, в старших — побольше. Терпение мое лопнуло, когда нас попросили сдать по 200 долл. на американскую учебную программу по изучению природы. При этом сомневающихся заверили, что она одобрена министерством. Используя служебное положение журналиста, я проникла к главе департамента по образованию округа вне очереди и выяснила, что любые поборы в школе противозаконны, никаких денег ни за какие программы платить не надо, от дополнительных услуг в виде платных танцев, теннисов и музыкальных уроков можно отказаться. На ремонт, включая шторы и обои, школа получает бюджетные деньги. А за охрану надо платить только через сберкассу, а не классной даме под роспись на листочке. Все это известно давно, но попробуйте в этом не поучаствовать! Педагоги обязательно найдут способ начать воздействовать на вашего ребенка. Дешевле заплатить, или придется расставаться со школой. Однако несколько родителей, посчитавших, что данная школа не последняя на земле, где можно учиться, написали заявление в прокуратуру. Директора быстро сняли. Но каково было мое изумление, когда я увидела нашу подследственную на экране телевизора. Она вещала о том, как тяжело живется ребятам в детском доме, который она... теперь возглавляет. Я перевела ребенка в другую школу. Здесь тоже начали с вопроса в анкете для новичков: «Чем вы можете помочь школе?» Прийти на родительское собрание без кошелька с несколькими тысячами рублей значит просто поставить себя и ребенка в неловкое положение. Чаще всего решение о сборе денег на нужды школы продавливается через родительский комитет класса. Надежно и безопасно. Никто и никогда никаких отчетов по бумагам о потраченных деньгах не требует. Кому охота слыть крохобором, когда речь идет о благополучии вашего чада... Московский департамент образования просил журналистов донести до родителей следующее: с нового учебного года в школах вообще не будет никаких официальных платежей, даже на охрану. Защитники московских школ будут получать зарплату из бюджета. В других городах России плата за охрану — единственный официальный платеж, который родители должны производить через банк, а не наличными деньгами классной руководительнице. Исполняющий обязанности Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов считает, что школьные поборы — настоящая коррупция. Потому что зачастую, бюджетные деньги истраченные неизвестно на что, пытаются возместить за счет родителей, которые находятся, в общем-то, в зависимом положении. Коррупция — это рынок, и цены на нем «плавают» в зависимости от того, какова инфляция, как меняется экономика. Учитывая, что жизнь дорожает, а доллар опять упал за лето, суммы поборов в школах могут вырасти на 10%, — предполагает Кабанов. И тут же советует: — Только объединившись, родители смогут противостоять этому. Если все откажутся платить, то поборов не будет. В управлениях по образованию тоже готовы поддержать идею Национального антикоррупционного комитета. Если родители сообщат о незаконных сборах, то в школах будут проведены проверки. Анонимность обратившихся обещают гарантировать. Очень хочется верить, что так и будет. Что простыми и действенными методами мы предупредим школьные поборы. Только вот жизненный опыт и опыт общения со школой в качестве дойного родителя мне подсказывает, что до победы нам еще очень далеко.


ПодросткиЧеловек к 14-15 годам имеет сильнейшую потребность становиться взрослым. В традиционной культуре подросток, как правило, уже полноправный работник: сын охотника идет с ним в лес на охоту, сын крестьянина идет в ночное пасти лошадей, старшая сестра остается за няньку с младшими, пока мать работает в поле. Михаил Ломоносов, например, начал помогать отцу с десяти лет. Они отправлялись на рыбные промыслы ранней весной и возвращались поздней осенью. В традиционной культуре, как только человек в состоянии взять на себя какое-либо дело и связанную с ним ответственность, ему тут же это дело доверяют: дел много, а рук мало, взрослей скорее! Я помню, как я в детстве завидовал некрасовскому мальчику, который «в больших сапогах, в полушубке овчинном» ведет под уздцы лошадку. Как же это прекрасно – не сидеть в скучном классе, а самому вести за собой послушную лошадь и встречному взрослому спокойно отвечать: «Ступай себе мимо». Здорово, когда тебе доверяют что-то серьезное! Что же мы доверяем современному подростку? Практически ничего. Социальная роль человека в 15-16 лет ничем не отличается от роли первоклассника: школу за него выбрали родители, программу и учебники – «профессора-академики», расписание составил завуч, еду приготовила мама, на компьютер заработал папа. Своего дела и своей сферы ответственности у него нет (учебу подавляющее большинство подростков своим делом не считают), попробовать свои силы в чем-то настоящем и серьезном он не может. Вот всем знакомая сценка: приходит мама одиннадцатиклассника посоветоваться с учителем о подготовке к экзаменам. За ней стоит ее «сыночек», который ее на голову выше. Мама говорит: «Мы решили поступать в МАИ». Это «мы» означает следующее: разве он может в свои-то 17 лет принять хоть какое-нибудь решение? Так вот, иметь нерастраченные, неиспользованные силы – это очень трудно. Девчонка 16 лет легко может проплясать на дискотеке пять-шесть часов, прийти домой за полночь, а наутро вскочить и, не позавтракав, ускакать в школу. У нее огромные неизрасходованные резервы. Природа рассчитывала их не для дискотек и сидения в «контакте», а для ночных кормлений первенца, доения и выгона коровы в четыре часа утра, приготовления завтрака рано уходящему в поле мужу. Всего этого делать ей не нужно, а силы есть, как же тут не взбеситься? Поэтому когда наши старики говорят: «Мы такими не были, нас жизнь воспитывала. Стоишь в свои-то 11 лет в очереди за хлебом, сжимаешь в кулаке карточки, чтобы не украли, знаешь, что от тебя зависит буквально все – вся семья», - то они правы. А современным подросткам уважать себя не за что – они нахлебники, они потребители, они это знают, и это очень трудно. То, что в этом главная беда, подтверждают известные многим родителям наблюдения: как только на подростка оставляешь младших братьев и сестер, он меняется на глазах. Развинченность и рассянность куда-то пропадают, возникают твердые и волевые ноты в голосе, с младшими он организует игру, средних заставляет помыть посуду после общего ужина, иногда, чтобы порадовать родителей, выдумывается какой-нибудь салат… Ему нравится быть за старшего, но только негде и не с кем. Тогда он играет младшего, как говорится, по полной, используя свои недюжинные силы. Две тысячи лет назад об этом было прекрасно сказано: От безделья ты, мой Катулл, страдаешь, От безделья бесишься так сильно, От безделья царств и царей счастливых Много погибло. Как быть? Ответ один: доверять и нагружать. Я помню, как мы выехали большим школьным лагерем на археологические раскопки. Самым старшим ученикам было 14-15 лет. Назначили дежурных: не сделаете завтрак, все будут голодными. Если не знаете как – спрашивайте, если нужна помощь – поможем, но отвечаете – вы. Результат потрясающий: дрова с вечера натаскали, встали в 5.30, вскипятили воду, сварили кашу, нарезали бутерброды, все готово к 8.00! – в глазах счастье.


Советы родителям первоклассникаСовет первый: самое главное, что вы можете подарить своему ребенку, — это ваше внимание. Выслушивайте его рассказы о школе, задавайте уточняющие вопросы. И помните: то, что кажется вам не очень важным, для вашего сына или дочери может оказаться самым волнующим событием за весь день! Если ребенок увидит ваш интерес к его делам и заботам, он обязательно почувствует вашу поддержку. Слушая его внимательно, вы сможете понять, в чем малышу нужна ваша помощь, о чем следует поговорить с учительницей, что реально происходит с ребенком после того, как вы прощаетесь с ним у дверей школы. Совет второй: ваше положительное отношение к школе и учителям упростит ребенку период адаптации. Спросите любого знакомого первоклассника, какая у него учительница. В ответ вы, скорее всего, услышите, что она самая лучшая, самая красивая, самая добрая, самая… Для первоклассника учительница становится одним из самых главных взрослых в жизни. В первые месяцы в школе учительница затмевает и маму и папу. Мудрым поступком будет поддержать эту «влюбленность» ребенка и не ревновать. Сотрудничайте с учителями вашего ребенка, предлагайте помощь, проявляйте активность. В классе с активными родителями, как подмечено, теснее и лучше отношения между детьми, интереснее жизнь, больше праздников и походов. Даже если лично у вас, как родителей, есть какие-то вопросы к учителям, вам кажется, что что-то нужно делать по-другому, все трения должны остаться между взрослыми. Иначе ребенок будет вынужден разрываться между любовью к родителям и авторитетом учителя. Очень вредны негативные или неуважительные высказывания о школе и учителях «в семейном кругу», это значительно усложнит ребенку адаптационный период, подорвет спокойствие ребенка и уверенность в заботе и согласии между важными для него взрослыми людьми. Совет третий: ваше спокойное отношение к школьным заботам и школьной жизни очень поможет ребенку. Видя родителей спокойными и уверенными, ребенок почувствует, что бояться школы просто не нужно. Одна бабушка плакала, собирая внука с утра в школу. Она гладила его по голове, бегала между портфелем и одеждой и причитала: «Куда же мы тебя отпускаем! Тебя же там целый день кормить не будут! Как же ты там один без меня будешь!» И так каждое утро в течение месяца. Встречали мальчика из школы так, будто он только вернулся живым с войны. Родители мальчика заметили, что ре6енок начал «бояться школы». Основную работу провели с бабушкой. Ее пригласили на целый день школьных занятий, она присутствовала на всех уроках, завтракала вместе со всем классом, зашла в школьную раздевалку, медицинский кабинет, спортивный зал Кстати, гордость мальчика не была уязвлена присутствием в классе бабушки. Ему пообещали, что он расскажет одноклассникам, что это его бабушка, только если захочет сам. После этого дня бабушка поняла, что внук растет и теперь школа ему по плечу. Очень быстро прошли страхи и у самого ребенка. Совет четвертый: помогите ребенку установить отношения со сверстникам и чувствовать себя уверенно. Особенно ваша помощь понадобится, если ребенок не ходил до школы в детский сад. В этом случае он не привык к тому, что внимание взрослых распределяется сразу между несколькими детьми. Хвалите ребенка за общительность, радуйтесь вслух его новым школьным знакомствам. Поговорите ним о правилах общения со своими ровесниками, помогите стать вашему ребенку интересным другим. Учите его новым играм, чтобы он мог показать их друзьям. Пригласите одноклассников вашего ребенка к вам домой — простое чаепитие, а маленький хозяин научится принимать гостей. Не стоит «подкупать» внимание школьных товарищей вашего ребенка дорогими игрушками и одеждой. Так ваш ребенок не научится быть нужным другим сам по себе. Ваш сын или дочь может столкнуться с завистью и неодобрением одноклассников. Уверенный в себе, общительный малыш адаптируется к любой ситуации быстрее и спокойнее. Совет пятый: помогите ребенку привыкнуть к новому режиму жизни. Ребенок привыкает к школе не только психологически, но и физически. Многие дети в первом классе впервые сталкиваются с необходимостью вставать в одно и то же время с утра. На протяжении 3-6 часов школьного дня ребенок активно учится. В шесть-семь лет такая нагрузка равна напряженному рабочему дню взрослого человека. С началом школьного обучения резко увеличивается нагрузка на нервную систему, позвоночник, зрение, слух ребенка. Если до этого вы не придерживались режима дня, то постарайтесь мягко ввести его Ваша дочь или сын нуждается в регулярном, продолжительном сне. Помогите школьнику научиться засыпать в одно и тоже время. Не заставляйте ребенка сразу садиться за уроки. Ребенку нужно время, чтобы отдохнуть. Это полезно и для самого процесса обучения. Мозг использует время отдыха, чтобы «уложить новые знания на нужные полочки». Ребенку, как и нам, после рабочего дня нужен кусочек тишины и отдыха. Позаботьтесь о здоровье вашего ребенка, так как в первые месяцы школьного обучения огрехи в режиме дня будут сказываться более серьезно, чем раньше. Совет шестой: мудрое отношение родителей к школьным успехам исключит треть возможных неприятностей ребенка. Многие мамы и папы так хотят гордиться своими детьми и так беспокоятся об их отметках, что превращают ребенка в приложение к школьному дневнику. Школьные успехи, безусловно, важны. Но это не вся жизнь вашего ребенка. Школьная отметка — показатель знаний ребенка по данной теме данного предмета на данный момент. Никакого отношения к личности ребенка это не имеет. Хвалите ребенка за его школьные успехи. И помните, никакое количество «пятерок» не может быть важнее счастья вашего ребенка. Давайте постараемся, чтобы самые первые шаги, сделанные каждым малышом в школьном мире, были для самого ребенка и членов его семьи радостными и уверенными! Фото storage1.tvidi.ru


«Садись за уроки!» – «Почему?» – «Так надо!» – «Почему?» – «Потому что кончается на “уˮ! Быстро, я сказала!». Во многих семьях этот нескончаемый «диалог» ведется ежедневно. Объяснить ребенку, почему надо есть полезную овсянку по утрам, хорошо учиться в школе и чистить зубы перед сном, – так же сложно, как и ребенку объяснить маме, почему он хочет чипсов, гулять с друзьями и смотреть телевизор до полуночи. Домашние бои Первоклашки бегут в школу с твердой уверенностью, что учиться интересно, а хорошо учиться – еще интереснее. Но их ожидания обычно разбиваются о жестокую реальность. Сначала – первоначальный стресс от смены социальных ролей, от возросших требований к ним, от появления целого комплекса новых эмоций. Все это надолго может лишить ребенка радости. А раз школа оказывается накрепко связана с негативными переживаниями, идти в нее не хочется. И уроки делать не хочется. Грустно, скучно, неинтересно. Родители тоже добавляют масла в огонь. Потому что каждый день задают один и тот же дурацкий вопрос: «Что ты сегодня получил?» А значит, им совершенно нет дела до того, как проходит процесс, что нового малыш сегодня узнал и чему научился, – им важнее результат. Вместо внутренней заинтересованности ребенка – оценка для галочки, на радость папе с мамой. Нет, без оценок, разумеется, не обойтись. Но если родитель слишком сильно контролирует процесс, насаждая свое «надо» где надо и не надо, он может почти полностью разрушить детское «хочу». Если это происходит год за годом, результатом может стать либо стойкое отвращение ко всему, что связано с получением знаний, либо невроз. 5 «не» для желания учиться Не гонитесь за результатом: лучше видеть горящие интересом глаза ребенка, чем отличную отметку в дневнике. Не сравнивайте его способности с талантами других детей. Не ругайте за промахи, а хвалите за достоинства. Не запугивайте тем, что «с двоечниками никто не дружит», – это вселяет комплекс неполноценности. Не дискредитируйте учителей и школу в глазах малыша, что бы вы на самом деле о них не думали. Откуда берутся нехочухи Не знают, для чего им это надо. Это родители в их возрасте знали, что без хороших оценок тебя не примут в пионеры на Красной площади. И не поступишь в хороший вуз. И отец ремня не пожалеет. Для нынешних деток родители – не столь неоспоримый авторитет, пионеров отменили, а вузы ввели платные отделения. Вокруг полно примеров недоучек, которые «выбились в люди». И мудрые не по годам детки прекрасно понимают, что аттестат без троек – еще не гарантия успеха в жизни. Не умеют прогнозировать. Малыш живет сегодняшним днем – ни вчера, ни завтра для него не существует. С возрастом, конечно, чувство времени совершенствуется. Но даже вымахавший выше папы подросток 14 лет не способен прогнозировать свое будущее и уж тем более не может просчитывать, какие шаги он должен предпринять для того, чтобы оно было светлым. Просто мозг еще недозрел до такого типа мышления. Даже если ребенок уже твердо знает, кем хочет быть, «5» по математике плохо увязывается в его голове с возможностью построить свой собственный бизнес. И именно дело родителей – найти логические взаимосвязи между «отлично» за сочинение» и «успешной карьерой топ-модели». Нет мотивации. Одно дело – учить английский для того, чтобы летом выехать в Европы и гонять там официантов на понятном им языке. И совсем другое – для того, чтобы получить «5» в четверти без всяких надежд на применение навыков в ближайшем будущем. В первом случае ребенок – мотивирован, во втором воспринимает мамино «язык до Оксфорда доведет» как гипотетическое предположение. Им неинтересно. Может, развитие ребенка опережает развитие сверстников, и ему слишком легко учиться. А возможно, он отстает и не успевает усваивать материал. Родителям и психологам стоит докопаться до причины потери интереса – и, при необходимости, найти более подходящую школу и программу, учитывающую индивидуальные особенности ребенка. Им плохо. «Ботаников» и заумных «отличников», бывает, не любят. Ребенок может конфликтовать с одноклассниками, или быть «белой вороной», или быть новичком, не вписавшимся в коллектив. Когда приходится решать такие сложные проблемы общения, до уроков ли? Задача родителей – не обвинять, потому что ребенок обычно - жертва обстоятельств, а не виновник конфликта. И без совета взрослого (а иногда и специалиста) здесь не обойтись. Иногда у ребенка просто не сформированы познавательные интересы – родители были вечно заняты, а единственной отрадой няни или бабушки были «мыльные оперы» по телевизору. Заниматься с ребенком надо с рождения – только так можно вырастить целеустремленного и любознательного человека.


Опять двойка?

18.04.14 | Раздел: Школа
Ругать за двойкиМой сын (5-й класс) нередко приносит домой двойки. То диктант плохо написал, то стихотворение недоучил. При этом он сам этим двойкам не рад, я вижу. Но муж придерживается такой точки зрения, что если не ругать и не наказывать за них, то тогда сын совсем «расслабится». Поэтому он за каждую двойку или гулять его не пустит, или компьютером не разрешает пользоваться, и ругает, конечно. Не знаю, хорош ли такой метод воспитания? Ругать ли ребенка за двойки? Галина Ругать ли ребенка за то, что он упал и ему больно? Безусловно, нет. Объяснить, почему он упал, — возможно. Пожалеть — обязательно. Но ругать, выдавая свой испуг за родительскую строгость, все же не стоит. Ругать надо за то, что ребенок нарушил ваш запрет бегать там, где, скажем, скользко. И то только в том случае, если этот запрет был. Не стоит бросаться на него коршуном: «Ты что, не видишь, что тут скользко?! Ты почему упал?» — притом что минуту назад вас совершенно не интересовало, где он бегает и что делает. Можно подумать, он хотел упасть и ушибиться. Так же и с двойкой. Ругать (вернее, не ругать, а порицать) имеет смысл за несделанное домашнее задание, за лень, за хамство или грубость. Но не за то, что ребенка уже наказали плохой отметкой. Это может казаться мелочью, но это очень важная мелочь. В противном случае ребенок от вас получает сигнал: «Не попадайся! Прячь двойки!» — а вовсе не тот, что вы хотели донести: «Не ленись!» Для всех очевидно, что разговаривать с ребенком лучше до того, как он двойку получил, чтобы полученная оценка была закономерным результатом. Но ведь за всем не уследишь. Вообще, для ребенка существует только один вид поощрения или порицания. Это мнение значимого для него человека. Ведь что такое эта пресловутая двойка? Это оценка учителем действий ученика. Если учитель — авторитет для ребенка по той или иной причине, то двойка сама по себе уже наказание хуже не придумаешь. Если учитель для ребенка не авторитет, то двойка не работает. Тогда, как правило, педагог попробует привлечь вас в качестве авторитета, что в определенном смысле говорит о том, что он в данной ситуации беспомощен. И дальше идет вопрос об учителе и о том, как ему действовать в подобной ситуации. Учеба — это прежде всего обязательства ребенка перед школой (если не существует отдельного договора в семье на этот счет). Странно было бы, если бы вы вернувшегося с работы мужа отчитывали, что он что-то на работе не сделал, поленился. Если же ребенок провинился лично перед вами (неважно как — двойка, которую обещал вам не получать, порванные штаны или что-то еще), а вы уверены, что ваше мнение для ребенка важно, то лучше рассказать ему про свои чувства. У психологов есть термин «Я-сообщение». То есть вы не говорите, что ребенок плохой. Вы сообщаете, что расстроились из-за его поступка. Например: «Я расстроен, что ты не хочешь потрудиться», или: «Мне было очень стыдно, когда учительница рассказывала, что ты сделал», или: «Мне грустно, что я не могу рассчитывать на тебя». «Я-сообщение» потому так и называется, что вы говорите про себя, про свои эмоции. Только при «Я-сообщении» надо очень четко себя контролировать, чтобы это сообщение не перешло снова в ругань. Вроде: «Я очень расстроена тем, что ты такой плохой, бестолковый, мы с отцом день и ночь работаем, чтобы ты…» — и так далее. Важнейший критерий в этом разговоре — честность. Вы искренне делитесь своими переживаниями, не противопоставляя себя ребенку и ставя его в достаточно взрослую позицию: «Есть проблема, и ее надо решить». Плюс к этому укрепляете свой контакт с ребенком. Конечно, если контакт есть. Если контакт потерян, любое «Я-сообщение» бессмысленно. Ребенок к каждому вашему «мне грустно» будет добавлять (мысленно или вслух): «Мне-то что с того?!» И будет в определенном смысле прав: если вам нет дела до его детских переживаний — с какой стати он будет нагружать себя вашими, взрослыми? Мое глубокое убеждение, что если контакт с ребенком утерян, если ребенок перестал вам доверять, то думать надо о том, как этот контакт восстановить, а не о двойках. Это как болезнь. Если это просто кашель, то надо лечить его. Если лечение не помогает и кашель становится хроническим, то дело уже не в кашле, это всего лишь симптом чего-то более опасного и серьезного. И надо это серьезное диагностировать и лечить. Глядишь — и кашель тогда сам пройдет.


Н. П. Богданов-Бельский. Воскресное чтение в школеПочему дети неправильно пишут? Чаще всего этот вопрос задается с плохо скрываемым раздражением. Мол, мы же все делаем нормально. Неужели трудно писать безударные гласные и непроизносимые согласные‚ ставить большую букву в начале имен собственных‚ отделять частицы от глаголов‚ расставлять запятые и точки с запятой там, где это положено? Неужели так тяжело делать все по правилам? Тяжело. Взрослому ничуть не легче ребенка. Вы никогда не пробовали сами писать так, как положено. Допустим‚ вы пишете письмо или заявление‚ составляете отчет‚ набрасываете проект… Остановитесь! Подумайте, правильно ли вы это делаете? Посмотрите, есть ли в вашем тексте словарные слова, просклоняйте каждое существительное в первом абзаце и проспрягайте каждый глагол в четырнадцатом. На третьей странице найдите и подчеркните однородные члены предложения. Разберите по составу пятое слово в восьмой строчке сверху. Определили‚ где приставка и суффикс? Нет? Как же так, ведь вам предстоит еще сделать его морфологический разбор. Вы не знаете‚ что такое “морфологический разбор”? Это печально, потому что вам также нужно определить тип зависимости членов в ваших словосочетаниях‚ понять каких предложений в тексте больше‚ сложносочиненных или сложноподчиненных. Понравилось? Хотите еще? А ваш ребенок, который делает то же самое в школе каждый день, каково ему? Теперь скажите, какое отношение эти процедуры имеют к вашему тексту? На первый взгляд‚ абсолютно никакого. Текст – есть более или менее связный набор слов‚ несущий определенную информацию. Вы хотели что-то сказать, вы подумали об этом, но перед вами сейчас нет того, кому эти мысли нужны. Или они нужны очень многим. Поэтому вы пользуетесь письменностью, чтобы сохранить для себя и передать другим то, что вы хотели. Но ведь у языка есть определенные законы. Иначе передача сведений невозможна‚ каждый будет чертить на бумаге, что ему вздумается‚ и называть это своим видением мира. В искусстве такая «революция» (точное значение слова «ре-эволюция» – деградация, откат назад) уже произошла, поэтому понятие закона в современном искусстве отсутствует начисто. Ну и кому нужно такое искусство‚ кроме художников и критиков? К счастью для общества‚ законы языка пока живы. Но как они живут в нас сегодня? Как мы, а, следовательно, и наши дети‚ относимся к закону вообще? Когда заповедей всего десять, их несложно и даже желательно запомнить. Конституцию страны наизусть знает уже далеко не каждый. А уголовный кодекс? А гражданский? А семейный? Но как же мы тогда живем? Как ориентируемся в мире‚ как удерживаемся от преступлений, как находим работу, как заводим семью? Автоматически? Естественно? Сами по себе? Скорее, все же, с Божьей помощью‚ глядя вокруг‚ постепенно научаясь чему-то у окружающих‚ повторяя их действия. А если мы‚ ненароком‚ уклонимся в сторону, тогда есть и книги‚ и люди, которые укажут нам на нашу ошибку, на то, что наши действия незаконны‚ и даже объяснят почему. Так в жизни. А разве так в языке? Не в языке вообще, а в нашем сегодняшнем “русском языке” – главном предмете школьной программы. Представьте себе, что ваше знакомство с жизнью протекает не от жизни к законам, а наоборот. Что вам во втором классе предлагают выучить конституцию, в пятом объясняют, что это такое, а в восьмом дают весьма отвлеченные примеры ее применения (между прочим, современные школьные программы по «правоведению» недалеко ушли от этого «образца», но это отдельный разговор). Причем‚ пока вы не знаете содержания статей о праве на труд и отдых‚ вы не имеете права даже пытаться самостоятельно трудиться и отдыхать. Абсурд? Отнюдь. Преподавание русского языка в школе все чаще выглядит именно так. Сначала правила языка, потом искусственно придуманные методистами примеры правил‚ и, наконец, живые жизненные проявления правил в литературном языке. Вы скажете, что это не так уж и плохо, что так учили и нас… Мы неграмотны ровно настолько, насколько нас так учили. Прекрасно‚ когда законы огораживают жизнь человека‚ как стены, но что станет с жизнью, когда они придавят ее сверху‚ как могильные плиты? Наряду с формальным школьным обучением грамоте в недавние времена в жизни почти каждого ученика была совершенно противоположная струя. Были любимые книги, были люди, которые грамотно и приятно разговаривали (учителя-наставники ведь встречаются не только в школе)‚ было множество стихов, которые учили наизусть или хотя бы читали вслух. Даже на уроках еще недавно гораздо больше списывали классических текстов и слов‚ чем “разбирали” их. Это была та живая языковая стихия, в которой ребенок‚ осознанно и неосознанно подражая, учился ориентироваться. С таким самостоятельно приобретенным опытом законы языка сочетались органично, не диктуя, а только направляя. Для большинства образованных людей грамотность не была тем, что учат. Мы читали, слышали, переписывали литературные образцы и учились чувствовать речь. Мы чуяли законы языка‚ лишь время от времени проверяя себя по книжке. Теперь все по-другому. Живая языковая среда гибнет у нас на глазах. Видеофильмы‚ компьютеры и приставки (вещи сами по себе неплохие) вытеснили книги. Количество грамотно, свободно и живо говорящих людей (включая учителей) резко упало. Стихов учат мало, читают вслух еще реже, списывание больших фрагментов литературных текстов заменилось разбором искореженных, вырванных из произведений цитат. Предметы русский язык и русская литература почти не связаны между собой. Классику на уроках литературы тоже почти перестали читать вслух, остался один “критический разбор”. Законы языка раньше направляли детей. Теперь они диктуют им, как писать и говорить. Что из этого может выйти? То, что выходит. И все-таки‚ ребенок‚ к счастью, сильнее, чем учебная программа. Дайте ему разбирать или склонять слова – он сделает это, как придется, потому что его личные интересы никак не участвуют в письме. Но дайте ему написать то, что его волнует‚ и так, как ему захочется. Ослабьте на время контроль над формой и содержанием текста. Задайте вопрос и дайте ответу вылиться изнутри – и вы увидите чудо. Почти каждый сам начнет интересоваться правописанием и пунктуацией‚ сам станет проверять по десять раз каждое слово. Ведь это его слово. Ему дорого то, что он сказал. Любой по-настоящему свободный человек, а тем более ребенок‚ чувствует естественную потребность в законах и правилах. И когда они не предписывают въедливо разбирать и судить каждое движение мысли‚ им всегда находится место внутри. В конце концов, то, что дети не умеют правильно писать, не самое страшное. Было бы гораздо хуже, если бы они не желали вдумываться и вглядываться в живую жизнь.


Что нужно знать до зачатия. Резус-фактор
Беременности издревле считалась естественным состоянием женщины. Напомним, что аборты запрещались законом и Церковью, поэтому в семьях нередко было
Уход во время беременности
Каждая женщина по-разному реагирует на беременность. В уходе во время беременности за кожей наиболее важна профилактика, поэтому следует избегать
Как выбрать коляску?
Когда вы ждете малыша или уже стали мамой, самое время выбирать детскую коляску. Сегодня выбор колясок огромен, и не сложно растеряться в таком
Разнополые близнецы могут делить одну плаценту
В New England Journal of Medicine был описан случай, когда разнополые близнецы делили одну плаценту, сообщает Associated Press. Каждый из детей при
Хотите родить мальчика - ешьте побольше жирного
Американский микробиолог Черил Розенфельд стала героиней германского журнала Spiegel. В небольшой статье, посвященной исследованиям группы ученых,
Успешное зачатие
Планируете беременность в ближайшем будущем? Тогда наши советы, как обеспечить зачатие от специалистов в области гинекологии, психологии и здорового
Завтра — новый день
Подводные камни здорового образа жизни
Все чаще современный человек начинает задумываться о здоровом образе жизни, одной из основ которого является правильное питание. Однако многие люди
Беременная итальянка снова зачала, еще не родив
Итальянская женщина сможет родить дважды еще до конца этого года, сообщает Ananova. Это стало возможным благодаря редчайшему медицинскому феномену,
Праздничный стол
Каждой хозяйке хочется, чтобы ее праздничный стол выглядел нарядно. Сервировка стола во многом зависит от умения и вкуса хозяйки. Прежде всего не
Воспитание чувств - осенний лес
Чувство любви к природе можно воспитать, если знакомить малыша с ее тайнами, вместе с ним разгадывать их, рассказывать ему интересное о жизни
В семье ростовского священника родился 18-й ребенок
В самой многодетной в Ростовской области семье настоятеля храмов Серафима Соровского и Святотроицкого, священника Иоанна Осяка родился 18-й ребенок,


Детское здоровье - онлайн журнал © 2011-12 Все права защищены. Powered by Childsdoctor.ru
Копирования материалов запрещено!

Яндекс.Метрика