Главная Обратная связь RSS
Логин:  
Пароль:
Новости Здоровье ребенка Физическое воспитание Развитие и речь Дом и семья Безопасность детей Беременность и женщина
Навигация по сайту

Матушка Мария Ильяшенко: «Никогда не надо решать серьезные проблемы вечером»

10.04.14 | Категория: Дом и семья

Мария Евгеньевна Ильяшенко. Фото Анатолия ДаниловаМатушка Мария Евгеньевна Ильяшенко с детства мечтала о большой семье, где много детей, а отец служит Богу. Именно в такой большой и дружной многодетной семье выросла она сама, внучка священномученика Владимира Амбарцумова, дочь протоиерея Евгения Амбарцумова. Ради того, чтобы стать хорошей матерью, она выучилась на врача-педиатра. У протоиерея Александра и матушки Марии Ильяшенко 12 детей и 18 внуков – большая, дружная, православная семья. Мария Евгеньевна всегда отказывается давать интервью, но с радостью помогает советом всем прихожанам (а особенно прихожанкам!) храма Всемилостивого Спаса, помня проблемы и трудности каждого. Однажды нам посчастливилось получить согласие Марии Евгеньевны ответить на вопросы Правмира о семье и воспитании детей. - Мария Евгеньевна, отец Александр всегда много работал, основное время с детьми проводили вы, как это и бывает в практически каждой семье. Может ли отец принимать активное участие в воспитании детей, в семейной жизни, проводя дома значительно меньше времени, чем мать, можно ли быть главой семьи в таких условиях? - Я проводила целый день с детьми, конечно, к вечеру я устала, что-то делаю и говорю детям не так. Дети могут мне нагрубить, а я этого не замечу, мы можем уже и на повышенных тонах разговаривать, оказывается, мы уже кричим, сами того не замечая. Приходит папочка домой и спрашивает, что такое – почему вы кричите – а я и не замечаю уже, что мы кричим. Я вечером расскажу ему все трудности, все спорные моменты, он все взвесит, научит меня, что делать, как кому и что сказать. - Какой, например, мог быть совет? - Отец Александр всегда знал, что ребенку нужно свою просьбу сказать один раз и спокойно. Бывает так, что ребенок не может этой просьбы исполнить, ему трудно послушаться, и тогда надо попросить его сделать что-то очень простое, что ему выполнить нетрудно, например, сказать: «Подойди ко мне». Как только он первый раз послушался, ему будет легче послушаться второй раз. Такие советы и секреты воспитания намного ценнее, чем если бы отец Александр все время стоял рядом со мной, готовил бы еду, одевал детей, и тд. Протоиерей Александр и матушка Мария Ильяшенко. Фото Анатолия Данилова Папа, муж в семье всегда должен быть на первом месте. Всегда, когда он приходит, встретить его, отложив все дела, встать – папа вошел! Потом уже и дети так делают. Всегда ему лучший кусок за столом. Были сложные времена, когда еды не было вдоволь, питание делилось, и надо было уследить, чтобы дети не съели, чтобы папочка наелся. Очень важно понимать, что, если мама и жена ставит мужа на первое место, то и дети так учатся воспринимать свою семью и перенимают это отношение. Последнее слово за папой, папа – это закон. Главное в семейной атмосфере – это любовь, человек должен чувствовать и знать, что его дома любят, что ему будут рады, что придя домой, он встретит не упрек, а радость. Когда мы поженились и у нас не было еще детей, для меня весь мир был – папочка. Я так его любила, и он, конечно, всегда спешил домой. И сейчас, хотя дети могут в чем-то с нами спорить, когда они попадают в обстановку, где нас нет, они о нас говорят всегда очень уважительно: все, что сказал папа – это истина, это правильно. У старших детей особенно уважительное отношение к папе, в главном они продолжают нашу линию. Маленькие дети по молодости могут говорить: «Папочка, ты не прав, мамочка ты не права», а старшие окружают нас почтением, любовью и защищают нас от младших, указывают, что нельзя так сказать, таким голосом, таким тоном. - Мария Евгеньевна, многодетные родители часто говорят, что после рождения третьего ребенка становится значительно легче, но пока не родилось трое детей, так сложно в это поверить - С рождением детей легче становится не только в быту, когда уже опытным путем понимаешь, что первостепенно, что менее важно, но самое главное – в воспитании. Одного ребенка, я думаю, намного труднее воспитать. Мы всегда замечали, что чем больше детей, тем легче решить многие проблемы, тем воспитывать детей легче. Если бы мы остановились на двоих-троих, то те трудности и недостатки, которые были в детях, расцвели бы и развились дальше, а благодаря тому, что появились еще дети, старшие становились лучше. Каждый новый ребенок – это солнышко, которое приносит мир, радость, доброту. Дети сами ждали нового малыша с таким же нетерпением, как и я, мы все всегда хотели еще детей. Когда у нас родились двойняшки, мы приглашали всех своих друзей: «Приходите, посмотрите, у нас родились сразу две девочки! Порадуйтесь с нами!» Все наши дети с радостью и нетерпением каждый раз ждали следующего малыша. Они беспрерывно спрашивали меня: «Мама, ну когда же появится маленький? Когда же ты родишь нам ребеночка?». В семье еще 11 детей Я хотела детей, всегда молилась об этом, и Господь посылал их нам. Конечно, и трудно было вставать по ночам, и хотелось поспать подольше… Иногда, как только мы все засыпали, ребенок снова начинал плакать, я думала: «Хоть бы перестал, хоть бы еще часок поспать, совсем ведь сил никаких нет!». А потом все-таки вставала и подходила к малышу,- брала его на руки, укачивала, успокаивала, пеленала, кормила, и начинала укорять себя: «Ну, как же я могла такое подумать! Кто же больше, чем я нужен сейчас этой беззащитной маленькой крохе!» - А получалось ли в равной мере развивать детей, успевать на разные занятия, кружки, секции? - Здесь у нас с дочерьми сложилось разное мнение. Когда мы растили детей, было меньше возможностей, но и меньше требовалось усилий. Мы не ставили таких задач, как ставят многие родители сегодня, и мне казалось, что если я каждый день с детьми общаюсь, то это самое главное. Мы постоянно гуляли, и всю дорогу я им рассказывала стихи, которые знаю, книжки, кино пересказывала, и мы были в постоянном общении, они даже не всегда играли с другими детьми, им было действительно интересно с родителями. У нас не было телевизора, поэтому мы много смотрели диафильмы, потом видео уже появилось не так давно. Сегодня мои дети, невестки считают, что важнее одного отвести на физкультуру, другого – на танцы, а третьего на музыку и пение в ущерб режиму дня, гулянию, младшим детям. Они считают, что они не могут сами дать всего этого детям в той мере, в какой требуется это сегодня. Матушка Мария Евгеньевна Ильяшенко с внуками Для меня же всегда было важно, что я детям закладываю знания, восприятие мира сама, страшно доверять воспитание чужой тете. Ведь маленькому можно вложить, что угодно, поэтому я не могла их отдать в сад, слишком трепетно я относилась к тому, чему научат их другие люди. Сейчас, наверное, другое время. - Получалось ли хоть иногда переключаться, отдыхать от детей и многочисленных забот по дому? - Мне уезжать от детей никогда не хотелось. Выкраивать время для себя у меня получалось и с ними, например, они днем спят, я тоже прилягу с ними и книжку читаю. Один раз мне пришлось уехать по делам на несколько дней. Я ждала этой поездки, думала, что отдохну от забот, и почти сразу, как уехала, и поняла, что без детей я не могу. Все время мне их не хватало, я привыкла, что они рядом, а тут я места себе не находила – как же – они там, а я здесь. Поэтому в тот раз от детей отдохнуть не получилось. - Мария Евгеньевна, какое, на ваш взгляд, самое важное правило ежедневного построения отношений в семье? - Есть одно очень важное правило, и я его проверила на себе, и дети тоже. Никогда не надо решать серьезные проблемы и начинать серьезные обсуждения вечером. Недаром же говорят: «Утро вечера мудренее». Вечером все устали, все нервничают, все уже выбились из сил, поэтому те проблемы, которые утром решаются просто – вечером часто могут приводить к ссорам, серьезным разногласиям. Если отложить серьезный разговор до утра, то все вопросы, возможно, получится решить быстрее и добрее. - Спасибо Вам за беседу!
(голосов:52)
Похожие статьи:
Драка между старшим и младшим ребенкомЯ была единственным ребенком в семье. Оставшись без родителей в 19 лет, я поняла тяжесть одиночества. Если бы у меня были братья и сестры, мне бы жилось легче. Поэтому, выйдя замуж, я твердо знала, что у меня будет как минимум двое детей. И свою программу я выполнила. У меня прекрасные, здоровые дети. Сын и дочь. Погодки. Огорчает меня только одно: они никак не проявляют заботу друг о друге. Наоборот, постоянное соперничество, ссоры и даже драки. Ладно были бы маленькими несмышленышами. Нет, они уже скоро войдут в пору подростков, им 10 и 11 лет. Годы идут, а дружбы между ними нет. Я в отчаянии и растерянности. Неужели, и став взрослыми, они не будут чувствовать ответственности друг за друга? Мария Шевцова, Великие Луки, Псковская обл. Отвечает Игорь ШИРОКОВ, психотерапевт: ПОЯВЛЕНИЕ второго ребенка в семье для старшего всегда стресс. Даже если старшему всего год и вам кажется, что он ничего не понимает. Понимает, и еще как! Мама была целиком его, и вдруг ее надо с кем-то делить?! Придя из роддома с младшим ребенком, мама утопает в заботах о нем. Старшим, конечно, занимаются другие члены семьи. Но эмоционально старший ребенок может страдать так, что начинает болеть. Представьте, что и с годовалым малышом надо говорить на сложные темы, объясняя ему, что происходит в семье и как по-прежнему его все любят. Родителям обязательно нужно участвовать в разбирательстве конфликтов старшего и младшего с самого начала. Учить делиться, учить играть вместе, учить мириться и извиняться того, кто неправ. У каждого должны быть свои вещи и игрушки, чтоб не было обидно ни одному. Если покупаете подарок на день рождения первого, то и второй что-то должен получить в этот день. И наоборот. Любовь детей друг к другу никогда не возникает автоматически, просто от того, что они родились в одной семье. Более того, всегда, абсолютно всегда присутствует ревность. Родителям придется приложить немало усилий, чтобы наладить контакт между детьми, пресечь агрессию, основанную на ревности и соперничестве за внимание мамы и папы. Часто ревность бывает основана на том, что старший чувствует, что его вытесняют с его территории, ущемляют в правах, говоря, что нельзя младшему давать сдачи, когда он задирается, или надо немедленно отдать все, что тот просит. У каждого из детей должна быть своя территория, где ребенок чувствует себя хозяином собственных вещей. Когда у ребенка пропадает боязнь, что у него что-то несправедливо отнимут, он готов делиться. Став подростками, ваши дети нуждаются в любви так же, как и в раннем детстве, хотя они, конечно, стали самостоятельнее и независимее. В этом возрасте ребенку важно делиться переживаниями, обсуждать проблемы со взрослыми. И если у вас нет такого контакта — плохо. Чтобы обратить на себя внимание родителей, многие дети начинают плохо учиться или совершать поступки, требующие разбирательства со взрослыми. Причем иногда это делается детьми практически подсознательно. Если у вас в доме это уже есть значит пора бросать дела и заниматься выстраиванием отношений с детьми заново. Каждый из ваших детей должен чувствовать, что он важен для семьи, любим, его будут защищать, заботиться, беспокоиться. И ни за одного чуть больше или меньше. Заболел один — бойтесь в этот момент обделить вниманием второго. Иначе и второй начнет «мнимо» болеть, чтобы получить свою порцию любви и внимания. Обязательно разграничьте домашние обязанности между детьми. Чтобы никто не мог свалить свою вину на другого. Родители должны всегда быть справедливыми судьями, следящими, чтобы все было по-честному и поровну: лакомства, игрушки, нежности, обязанности, права и свобода. Ревность будет присутствовать все равно, сколько бы лет ни было вашим детям. Но справедливость во всем лишает их желания проявлять эту ревность в драках, ссорах, конфликтах. И, наконец, как их подружить? Просто. Нужно как можно больше времени проводить всей семьей вместе. И дела домашние делать вместе. И поручения давать им выполнять вместе. Слово «вместе» должно звучать как можно чаще. «Давайте вместе испечем пирог, а потом поедем к бабушке». «Давайте вместе приготовим все для пикника и пригласим ваших общих друзей». «Давайте вместе сделаем номер для школьной самодеятельности и поразим всех». Когда ваши дети поймут, что вместе лучше, чем врозь, потому что вместе они сильнее, потому что вместе веселее, тогда их дружба станет прочной… И на всю жизнь.

Все лучшее детям«Все лучшее — детям» — кому не знаком этот лозунг? В нашем детстве он украшал пионерские лагеря, актовые залы, звучал с экранов телевизоров. Когда мы сами стали родителями, этот лозунг для кого-то превратился в принцип воспитания. Но насколько он полезен? И действительно ли нашим детям так необходимо «все лучшее»? Есть предположение, что лозунг «Все лучшее — детям» появился во время Гражданской войны. Вполне понятно, когда есть нечего, всякий нормальный родитель не то что лучший — последний кусок отдаст ребенку. Но в условиях, когда нам не грозит смерть от голода, правильно ли главенство подобного принципа, который предполагает, что у ребенка какое-то особое положение в семье? Мне кажется, ребенок совершенно такой же член семьи, как и взрослый, нет, он даже менее главный, ведь его благополучие целиком и полностью зависит от родителей. Многие признаются, что понимают неправильность этого «все лучшее — детям», и все же часто не могут себя перебороть, каждый раз отдавая лучший кусок ребенку, отказывая себе в чем-то ради него. Живой пример от моих знакомых: вместо того чтобы купить некую полезную вещь для машины, с помощью которой можно вылезти из любой пробуксовки, они, промучившись в раздумьях, купили ребенку ПСП — игровую приставку, которую он очень просил. «А через некоторое время ехали, — вспоминают они, — и после 18 часов езды машина ушла в занос, мы вылетели на обочину и повисли на порогах. Телефон не ловит — сети нет, время два часа ночи… Сидели пять часов, пока трактор не приехал, и вспоминали эту ПСП». Или вот недавний пример из собственной жизни: есть энная сумма денег, есть несколько нужд, причем большая часть именно у родителей. И тут мама обнаруживает на сайте детского магазина распродажу. Что она делает? Правильно — тратит все деньги на вещи для любимых дочек, и, заметьте, вещи совершенно не необходимые. Зато красиво… А потом мама думает, что надо было лучше себе зимние ботинки купить, которые, кстати, совершенно необходимы, да уж поздно. У меня перед глазами трагичный пример одной семьи, где все было для детей: старались и родители, и бабушка, лишь бы деточки образование получили хорошее и все бы у них было. В итоге, когда мама тяжело заболела, дети и пальцем не пошевелили, чтобы ей помочь хоть в чем-то. А когда она умерла, на ее место обслуживающего персонала встала бабушка, которая почему-то все время удивляется и обижается — как же так, мы все для них делали, а они не ценят… Привычка — страшная вещь. Тут нелишне вспомнить, что раньше в крестьянских семьях лучший кусок получали не дети, а главный работник и кормилец — как правило, отец. А еще, мне кажется, нередко наше «все лучшее — детям» — это лишь прикрытие нашего эгоизма. Начиная с рождения, все самое красивое, дорогое и вкусное, что мы только можем себе позволить, — ребенку, и наша совесть как будто бы чиста. А как сказала одна моя знакомая: лучшее детям — это наше внимание и любовь. А на них-то нас часто и не хватает! Кстати, ценности денег дети-то ведь по-настоящему и не понимают, пока сами их не зарабатывают, а излишняя трепетность в отношении желаний и потребностей ребенка очень часто впоследствии выливается в тяжелые упреки вроде «я для тебя все делала, а ты, неблагодарный» Еще один распространенный мотив — «мы плохо жили, пусть хоть наши дети хорошо поживут» или «у нас в детстве этого не было». Может я не права, но, мне кажется, говоря так, родители сами унижают себя перед своими детьми. Должен быть принцип: что есть, то и хорошо, тогда и дети (до определенного, конечно, предела) не будут чувствовать себя несчастными или в чем-то обделенными. И если уж чего-то необходимого в семье действительно мало, то лучше это ребенку отдавать тихо и незаметно. Я вспоминаю, как моя мама, разбирая вареную курицу, мясо подкладывала нам с сестрой, а себе оставляла косточки. На наши вопросы она отвечала, что косточки обгладывать больше любит. И как-то так отвечала, что до определенного возраста у меня и сомнений в этом не было. На мой взгляд, даже в повседневных мелочах надо пресекать всякие поползновения детей поставить себя в исключительное положение по принципу «я ребенок, мне все лучшее». Будь то право громко топать по квартире, выступления в транспорте на тему «я хочу сесть» или желание получить что-то немедленно и безоговорочно. Нет в семье одного главного, которому положено все лучшее, в семье все главные. Поэтому давайте введем новый лозунг: все лучшее — поровну!

Многодетная семья АлексеевыхВ последнее время в печатных и сетевых изданиях все чаще появляются материалы, посвященные теме многодетности. И если статью публикуют на том или ином интернет-портале, за ней непременно тянется длинный шлейф комментариев. Диапазон выражаемых чувств — от искреннего восхищения до нескрываемой ненависти. Кто-то ожесточенно спорит, кто-то дотошно выискивает недостатки и обвиняет многодетных родителей во множестве пороков, а кто-то с тревогой говорит о будущем детей. На этот раз мы решили не петь дифирамбы многодетности, а обратиться к проблеме с другой сторон — попробовать взглянуть на многодетность глазами детей. Семья Алексеевых из Костромы уникальна. И знают они об отношении к многодетным не понаслышке: детей в семье семнадцать. Об Алексеевых много писали — как плохого, так и хорошего (но плохого все-таки больше). Дети часто терпели злобные выпады окружающих, а родителям в тяжелые времена приходилось ходить на поклон к власть имущим. В прошлом году Нине Алексеевой была вручена награда — «Патриарший знак материнства» I степени. Наш разговор с детьми: Игорем, Романом и Владой Алексеевыми — начался со знакомства с семьей. Роман: Самый младший у нас Саша, ему пять лет. Удивительно, но семнадцатый ребенок у наших родителей — самый крепкий, настоящий богатырь. В три года на даче он уже что-то мастерил и заколачивал гвозди с папой. Саша – алтарник, и хотя только учится читать, уже помогает на службе в храме. Ваня, Тихон, Лариса, Даниил, Георгий, Серафим, Алексей — школьники. Ярослав – студент костромского пединститута, Влада работает вместе с нами и учится там же на заочном отделении. Ира, Вика, Настя живут с родителями в Костроме. Николай недавно защитил диссертацию по педагогике. Денис, Игорь и я работаем в ювелирной мастерской при московском храме Софии Премудрости Божией. Считается, что много детей может быть либо у «социально неблагополучных элементов», либо у «религиозных фанатиков» Игорь: Наши родители никогда не были ни алкоголиками, ни сектантами. Скорее они идеалисты. Мама и папа — обычные люди. Папа поначалу работал технологом на заводе, мама — простая деревенская женщина, работала медсестрой. Их знакомство — редкий случай курортного романа, который закончился многодетной семьей. Они познакомились на отдыхе, потом разъехались, но вскоре поняли, что не могут жить друг без друга. Через две недели папа приехал за мамой. Как они говорят, родственники были настроены категорически против их брака, даже агрессивно. Но опасения наших бабушек и дедушек не оправдались, и родители из всей своей родни оказались самыми счастливыми в браке. И прежде всего они счастливы оттого, что нашли свое место в жизни. Почему вообще у наших родителей столько детей? Совсем не только потому, что они православные и что «так надо». Подобной установки у них не было и сейчас нет. У меня всегда было ощущение, что мама с папой хотели столько детей сознательно. Они хотели иметь детей ради детей. То, что у них получилась такая семья, — не должно быть руководством к действию. Большая семья — это особый дар. А их жизнь — лишь пример того, что такое чудо возможно. Действительно, возможно желать, любить и поднять всех. С Божьей помощью, конечно. Они всегда были верующими? Роман: Сначала папа искренне верил в партию, в Ленина. Я помню, что долгое время он был убежден, что Сталин — это человек, извративший идеи Ленина, светлые идеи коммунизма. Он размышлял над этим постоянно. Со временем он изменился, и когда однажды в райкоме партии его крыли матом за то, что он всех нас крестил, то отец просто кинул партбилет на стол и ушел. Игорь: Мы с родителями одновременно пришли к вере. Это произошло в конце восьмидесятых, благодаря встрече и общению со священником. Сейчас уже без веры мы не представляем себе нашей жизни. И хотя в такой огромной семье все разные, но каждый по-своему, в той или иной степени — в Церкви. У всех у нас были трудные периоды, всех ломало. Но у мамы с папой хватало сил все это перетерпеть. А как мама справлялась с таким количеством детей? Как-то «раскидывала»: кого в садик, кого в школу, а дома только самые маленькие? Игорь: В детский сад никто из нас не ходил. Только меня, самого старшего, пробовали отдать, но я заболел воспалением легких, чуть не умер, и после этого мама зареклась водить детей в сады. Все мы росли дома, и никто вроде бы дураком не вырос. Конечно, это тяжело, когда все дети дома. Но, с другой стороны, папа всегда наравне с мамой участвовал в нашем воспитании. И хотя он много работал, но всегда старался, чтобы было время для нас. Не всякий человек так сможет. Мне кажется, что к этому должна быть особая предрасположенность, дар Божий. Роман: Действительно родители с нами занимались много, и поэтому к первому классу мы не только знали буквы, но и читать умели. Сейчас же требования возрастают, а Ярослава, например, сразу отправили во второй класс, потому что он умел и читать, и писать. Какие же впечатления остались у вас от детства? Все-таки Игорь самый старший, Роман третий, Влада восьмая… Наверное, все свободное время нянчили младших и помогали по хозяйству? Игорь: Я часто слышу от окружающих: «Ведь это же невозможно, у тебя все детство прошло мимо». Но это глупое клише. У нас было обычное детство, с обычными детскими радостями и огорчениями. Да, приходилось помогать родителям, но не могу сказать, что меня использовали. Мы были дети как дети. Кто-то больше старался, кто-то отлынивал, но крайностей не было. И нет ощущения, что все детство прошло в каких-то хлопотах. Мама с папой делали все для того, чтобы детство оставалось детством. Мы жили в небольшом провинциальном городе, поэтому никаких особых развлечений там не было. Ходили на речку, гуляли. Все было как-то очень просто. Да и детям, как мне кажется, ничего особенного и не нужно. Помню у Чехова где-то было: «в детстве у меня не было детства». Действительно, существуют стереотипы о нормальной жизни. Но согласитесь, что жизнь гораздо шире и удивтельнее этих представлений. Кто знает, был бы у Чехова тот удивительный талант, если бы его детство прошло с развлечениями, сладостями и каруселями. Роман: Я не жалею ни о чем. Да, раньше были комплексы, непонимание ровесников, насмешки учителей и одноклассников. Но мы не были изгоями, друзья у нас были, вместе играли, ходили в походы по Волге, строили шалаши летом и снежные крепости зимой. Вспоминается детство хорошо и светло. С родителями вместе ходили в храм, радостно было. Влада: На все воля Божия, и если я родилась в такой большой семье, значит, это зачем-то было нужно и важно для меня. Я уверена, что если мы и лишаемся чего-то, то взамен получаем нечто бóльшее. Если вспоминать детство и пытаться сравнивать с тем, как жили мои одноклассники, то, конечно, бывало обидно, что я чего-то не могла себе позволить. Ведь когда в семье много детей, то тебе всегда будет чего-то не хватать. Не получалось, например, ходить в те кружки, в которые хотелось, потому что надо было посидеть с братиками и сестрами, и это было всегда. По дому много приходилось помогать. Но когда, повзрослев, оглядываешься назад, то понимаешь: это был замечательный опыт, и сейчас я ему только рада. И потом, нянчить младенцев никогда не было тяжкой повинностью. Какую радость мы все испытывали, с каким нетерпением ждали рождения нового младенца. А потом каждый старался понянчиться. Это всегда было здорово — и новая жизнь, и новые заботы. А сложности какие-то запомнились, проблемы? Из-за чего приходилось страдать? Роман: В большой семье жить не намного тяжелее, чем в маленькой. Так же надо учиться терпеть, прощать, строить отношения. Жили мы тесно, по четверо в одной комнате; конечно, бывало, что ссорились. У нас четырехкомнатная квартира, сорок семь квадратных метров, один стол на пятерых-шестерых, и по ночам учились, когда тихо. Но было что-то такое, что нас духовно держало. Особенно было тяжело в «лихие девяностые», когда и есть было нечего, и ходить было не в чем. Всех тогда увольняли, зарплату не платили. Но сейчас, слава Богу, это кончилось. Мы работаем, не голодаем, и нам даже удается помогать родителям и братьям-сестрам. Игорь: Да, материально было тяжело, но и тогда я не был озлоблен, а сейчас тем более. Ну, обувала мама меня в пятом классе в свои женские сапоги, было стыдно, смеялись девчонки, но тем не менее сейчас я не испытываю каких-то комплексов из-за этого, никакой психологической травмы нет. В начале девяностых многие голодали, не только многодетные, хотя и такого социального расслоения, как сегодня, не существовало. Сейчас, те из нас, кто постарше, помогают младшим, а старшеклассники сами себя одевают — они молодцы, очень самостоятельные. Летом обязательно подрабатывают, и мы помогаем, чем можем. Влада: Я тоже застала то время, когда совсем не было денег. Вообще не было. А в школе всегда собирали то в фонд класса, то на что-то, то кому-то, да и учитель мог при всех сказать что-то обидное. Детей нас тогда было уже человек тринадцать. Унижали сильно, родителей вообще ни во что не ставили. Это было тяжелее, чем любая нужда. Сейчас времена изменились, и отношение к нашей семье тоже. Конечно же, большую роль сыграло то, что маме была дана патриаршая награда. Это действительно стало общественным признанием ее заслуг. А что было самым тяжелым? Игорь: Для меня самым тяжелым был момент, когда однажды, придя домой, я застал маму в слезах и с газетой в руках. «Вот посмотри, какую гадость про нас опять написали», — только и сумела она сказать. Было тяжело, когда, обращаясь к кому-то из чиновников с просьбой, родителям приходилось в ответ слышать: «Да вас стерилизовать давно пора». Увы, тогда другого отношения мы к нашей семье и не встречали среди власть имущих. Единственный человек, который всегда помогал и помогает по сей день, — наш костромской архиерей владыка Александр. Особенно было тяжело, когда педагоги позволяли себе позорить нас при всем классе. Это было обычным и само собой разумеющимся делом. Впрочем, помню, в школе, где все мы учились, была директор, ныне покойная, Царствия ей Небесного. Она была человек тяжелый и испытывала страшную ненависть к нашей семье, никогда не упускала случая лишний раз задеть и оскорбить не только нас, но и родителей. А потом неожиданно, к нашей искренней радости, она, человек уже пожилой, обратилась к вере. Вместе с мужем стала воцерковляться и однажды попросила прощения у моих родителей за все ею сказанное и сделанное. Говорят, что у детей из многодетных семей переходный возраст проходит достаточно болезненно. А у вас были такие проблемы? Игорь: Конечно, такое было у всех нас. У меня был период, когда я никого не слушал, даже ненавидел своих близких, и с учебой проблемы возникали. Помню, что тогда отец со мной достаточно жестко разговаривал, мог и подзатыльника дать, хотя человек он очень мягкий. А мама даже в самые тяжелые моменты всегда давала нам понять, что наш дом — наша крепость, и если вдруг все отвернутся, то мама с папой — никогда. Родители находили время общаться с детьми? Игорь: Я совершенно четко помню, как мы говорили по душам, общались, на это всегда время находилось. Не часто, но было. И они делали это не потому, что так положено, это было просто живое желание пообщаться. И это совсем не зависит от количества детей. Я знаю семьи, где один-два ребенка, а внимания им доставалось меньше, чем нам. Влада: Я могу только подтвердить слова Игоря: бывает, разговариваешь с человеком (единственным ребенком в семье), он рассказывает о своем детстве, о жизни, как время проводил, и тут понимаешь, что ему внимания доставалось меньше, чем мне, хотя нас — семнадцать. Вы выросли, стали самостоятельными, состоялись в своих профессиях, не забываете родителей и заботитесь о младших. Значит, у ваших родителей особый педагогический талант. Как вас воспитывали? Игорь: Я не помню никаких особых методов. Это даже удивительно, но нас никогда ни к чему не принуждали и мы всегда делали выбор самостоятельно. Даже учиться нас никогда не заставляли, тем не менее почти все у нас отличники. Влада: Как-то все было естественно и просто. Папа с мамой начнут что-то делать, мы подтягиваемся. Они всегда любили вместе готовить: то борщи, то пироги. В лес пойдем, ягод наберем, и к вечеру душистый пирог готов. Роман: Готовили всей семьей. У папы рыбные пироги потрясающие получаются. У нас вообще почти все в семье пекут пироги. На работу иногда беру с собой, так женщины удивляются: «Вы и пироги печете?» Для них это странно, а для нас обычное дело. Когда мама что-то делала на кухне, мы рядом крутились: смотришь, пробуешь, пальчиком в тесто залезаешь — она никогда не прогоняла, наоборот, все поощрялось маминой особой добротой. Вот так, постепенно, присматривались и сами начинали готовить. Мама у нас очень добрая. Это человек, у которого мир в душе. Чем больше взрослею, тем больше ее люблю. Хочется к ней придти поплакаться, когда тяжело. Мы все очень ее любим. Сложно сказать какие были методы воспитания. Знаю одно: сколько себя помню ни разу между родителями не было ссор. Может быть и были они, но никто из нас об этом не знал. Всегда у нас царил мир и уют. Они никогда не рукоприкладствовали и никогда не пытались что-то доказать и убедить силой. А как вам живется сейчас, когда вы покинули дом? Наслаждаетесь свободой, психологически отдыхаете? Влада: Мы очень скучаем. Сначала было очень тяжело. Но мы продолжаем общаться с домашними по телефону, через интернет, часто приезжаем. Дни рождения в нашей семье отмечаются каждый месяц, стараемся не пропустить. Наш папа смастерил огромный раскладной стол, специально для того, чтобы мы все смогли поместиться. Но мы уже привыкли к тесноте, никто не ворчит и не обижается. Главное, что мы вместе. Не хочется, чтобы наш разговор с Алексеевыми стал очередной апологией многодетности. Но после беседы я поняла, что не сумела избежать общей участи пишущих о многодетных семьях в розовых тонах. Свой последний вопрос я задавала ребятам позже и по отдельности. Здесь не было никакой преднамеренности, просто на вторую нашу встречу не удалось собрать их вместе. Но что еще удивительнее, так это ответ, который Влада, Роман, Игорь дали независимо друг от друга. Что было самой большой радостью вашей многодетной семьи, какие моменты были самыми счастливыми? Самым радостным было то время, когда мама приезжала из роддома с новым братиком или сестричкой. Чудо появления новой жизни, нового человека, пришедшего в мир… Ожидание, роды, Крещение… Мама всегда ждала этого с нетерпением и трепетом, и ее радость передавалась всем нам. Фото из архива семьи Алексеевых P.S. Впрочем, у очень большой семьи все-таки существуют проблемы: 13 человек до сих пор ютятся в 47-метровой квартире. В 1993 году, в обмен на выделенную администрацией квартиру, они приобрели участок под Костромой. И хотя стены будущего большого дома уже есть, из-за нехватки средств довести дом до состояния, пригодного для проживания, пока не удалось. Настоятель костромского храма святителя Тихона игумен Сергий (Карамышев), прихожанами которого является эта многодетная семья, просит тех, у кого есть возможность, помочь Алексеевым достроить дом или оказать разовую материальную помощь. Адрес: 156016 Кострома, ул. Профсоюзная, д. 29, кв. 56. Алексеевым. Реквизиты: Сокращенное наименование: Филиал ОАО Банк ВТБ в г. Костроме. Корреспондентский счет: 30101810000000000713 БИК 043469713; ИНН 7702070139 Л/с: 40817810921000080569 Алексеева Нина Сергеевна Тел.: 8 (4942) 22-36-02

Многодетная мамаЯ существо очень коллективное, всегда любила шумное веселое общество, вечно была знакома со всеми вокруг, общения мне всегда было мало, а в тишине и одиночестве крайне некомфортно. Да что там говорить – я завидовала детям, которые в детский сад ходят на пятидневку, очень хотелось тоже. А в школьном возрасте я мечтала жить в интернате, в таком примерно, как в “Педагогической поэме” описан. И в пионерском лагере я была как рыба в воде, если б было можно, я бы и домой на пересменок не приезжала, а родительские дни мне были не нужны, разве только, чтобы конфет привезли. Скажи мне кто-то, что мне будет не хватать в жизни не общения, а тишины и одиночества, я бы посмеялась этому человеку в лицо. Я знаю, конечно, что каждому человеку в жизни чего-нибудь, да не хватает. Но уж одиночества-то в мире с избытком, это то, что может позволить себе каждый. Так я думала раньше. А сейчас я знаю, что эти двое – тишина и одиночество – огромная роскошь для многих моих знакомых. Особенно мам. Особенно многодетных. Когда меня спрашивали, трудно ли быть многодетной, как я справляюсь и тому подобное, я всегда отвечала, что нормально. Обычно. Тяжело по-настоящему только тогда, когда дети болеют. А что – к тесноте мне было не привыкать, я в детстве жила в той же квартире, что сейчас с детьми. То есть, в двухкомнатной квартире с родителями, сестрой и бабушкой-дедушкой. Соответственно, как можно догадаться, я жила в комнате с сестрой и родителями. Так после этого жизнь в собственной квартире с мужем и детьми (всеми девочками, к счастью) показалась оазисом свободы и простора. Но дети растут. А вместе с ними не просто растут существующие трудности и проблемы, а нарождаются новые, которые подчас бывают совершенно неожиданными (особенно для первопроходцев многодетности в своей семье). И изобретать их решения приходится исключительно самим, приобретая новый опыт. Пока дети маленькие, все время думаешь – ну ничего, вот уже скоро, скоро, подрастут немного, и станет легче. Кто в школу, кто в сад, многое смогут делать сами. И действительно, отчасти становится легче, например, в бытовых вопросах. Старшие помогают (хоть подчас и очень неохотно), начинают ходить на занятия сами. Но новые проблемы решить уже гораздо труднее, чем бытовые. Потому что, чем старше становится ребенок, тем больше нужно ему личного жизненного пространства, особенно в подростковом возрасте. А его нет. И как раз самое ощутимое, чего не хватает многодетной семье – это тишины и личного пространства. От этого страдают абсолютно все члены семьи. В разной степени, но все. Ну, может быть, кроме самых младших, которым пока не нужно уединение, а даже наоборот. Нашей семье много чего не хватает. Времени, например, для всего, чего хочется сделать, места в квартире, няни, машины, денег, да мало ли… Конечно, без всего этого можно так или иначе обойтись, человек ко всему привыкает со временем. А вот к тому, что ты себе не принадлежишь НИКОГДА, невозможно привыкнуть. К тому, что даже твое личное место (кровать или письменный стол, например), не является чем-то недоступным для других по большому счету. И именно это самая большая и главная трудность многодетной семьи. Жертва своим личным пространством. Беда только в том, что, если для родителей это жертва добровольная, они знали, на что идут (но не до конца, по себе могу сказать), то детей, особенно старших, никто не спрашивал. И, даже если дети между собой дружат и не ссорятся, что редкость, им тоже хочется уединения и тишины. Наверное, поэтому мои дети любят болеть. Но не все вместе, а по одиночке. Потому что это практически единственный шанс побыть в одиночестве, принадлежать только самому себе (и заодно, побыть вдвоем с мамой). И, если нет ничего важного и срочного в школе и на других занятиях, я даю поболеть детям дома хоть денек, даже если это простое недомогание (а иногда и симуляция). Более того – я иногда разрешаю остаться дома в воскресенье утром кому-то одному из старших, «прогулять» воскресную службу, потому что это практически единственное время для одиночества. Ведь все остальные члены семьи в это время минимум на два-три часа уходят из дома. И да, самое тяжелое время для всех, это по-прежнему болезни, когда коллективно и дружно болеют все. С одной стороны это, конечно, удобно – все отболели разом и хорошо. Но с другой стороны это очень утомительно и высасывает моральные силы больше физических. Потому что невозможно совместить все желания (и нежелания) четверых разновозрастных детей (и взрослого) с разным самочувствием. Но тут выход только один – большая квартира или дом, что, увы, большинству многодетных недоступно. И, чем дольше я живу в состоянии многодетности, тем больше я понимаю, что основной вопрос для нормального существования многодетной семьи – вопрос жилищный. К остальному можно привыкнуть, к отсутствию личного пространства нет. К счастью для всех, личное пространство отчасти можно иметь вне дома. У друзей, например, или на интересных тебе занятиях. Это выручает очень здорово, иногда просто спасает. И детей и родителей. Особенно, когда расписание занятий позволяет кому-то из детей оставаться дома одному . Итак, у детей есть какие-никакие варианты: болезнь, поход в гости, или, наоборот, уход в гости всех остальных… Как это ни цинично, работающие родители тоже имеют кусочек «своего» времени – хотя бы в метро по дороге на и с работы. Но как же быть маме, сидящей дома? Опыт, сын ошибок трудных, научил меня некоторым хитростям, позволяющим выкраивать эти жизненно необходимые минуты «жизни для себя». И я обязательно расскажу о своих «приемчиках».

Многодетные семьиИ в интернете, и в реальной жизни я встречаю много людей, довольно агрессивно относящихся к многодетным. А все оттого, что они нас просто… не понимают. Эти люди недоумевают: что руководит нами? Может быть, мы подпольные миллионеры? Или просто безответственные родители? Фанатичные сектанты? Или какие-то особенно морально сильные люди? Или слово у нас волшебное есть? Или – три запасных мотка нервов?.. Какие же мы, многодетные мамочки? В чем наше счастье, чем мы живем? ДА, ТЯЖЕЛО, иногда тяжело ОЧЕНЬ, но зато… Хотя мне знакомые мамочки подсказывают, что тут словами не напишешь – это надо чувствовать Я была обычной мамой одного ребенка и многодетности в своей жизни не предвидела. Работала и думала: карьера – это важно! Дети – тоже хорошо, максимум – двое. Трое и более – это уже из ряда фантастики. Ну, мне то быть многодетной мамой точно не грозит. Ужас какой… Надо и для себя пожить, отдохнуть, опять же – денег подзаработать. Потом родила второго малыша. Снова была счастлива, и от появления второго я первого любить меньше не стала, а засветилась новой, более яркой любовью. И тогда я поняла, что любовь – она не делится на части. Нет такого: вот вам килограмм на всю жизнь, полкило – на мужа, полкило – на ребенка. Чувства – они растут! И с каждым ребенком мама становится все богаче и богаче! И тут мы узнаем, что у нас будет еще один ребеночек. Думала ли я об аборте? Искренне могу сказать: нет! И именно потому, что прекрасно представляла себе, что там – такой же малышок, как и те, которые бегают сейчас перед глазами. Я же могла убить любого из них, и не знать, что у одного будут красивые густые волосы, а у другого – чудесные голубые глаза. Что один будет рисовать, как настоящий художник-мультипликатор, а другой петь басом. И поэтому я хотела только одного – быстрее взять нового члена семьи в руки и вдохнуть свежий запах новорожденного младенчика! Тяжело ли мне? Да, иногда просто руки опускаются, и хочется бежать на край света от всего этого шума-гама. Сейчас их – четверо, с кем-то уроки делать, а кому-то еще бутылочка молочка требуется. Накормить-одеть – не главное, а вот уделить внимание, найти для каждого его личные полчаса… или пять минут – когда как получается – вот в чем сложность жизни многодетных мам! Лет через 20 я еще с умилением буду вспоминать: «Ох, какие времена были! Молодые! Ночь не спали, утром вскочили, всех собрали по школам-садикам-институтам, сами бегом на работу, вечером поужинали, на машину – и за город махнули! Откуда силы брались? Неужели все это было с нами?!» Да, мы не сделаем сногсшибательной карьеры, и в 50-60 лет нас будут окружать не персональные яхты и собственные породистые скакуны, но – Бог даст – множество и множество любящих детей и веселых внуков! А я это ни на какие деньги не променяю. И стала я приставать с вопросом многодетным мамочкам – женщины вы мои дорогие, в чем же наше счастье многодетное?! И часто слышала в ответ: я просто не представляю другой жизни, я живу детьми, радуюсь и огорчаюсь вместе с ними, первые улыбки, слова, друзья, подружки. Ни одна ступенька служебной лестницы не принесёт столько, сколько приносит ребёнок – маленькое продолжение твой жизни А многие говорят просто: МЫ СЧАСТЛИВЫ! Наши дети, такие разные и такие похожие, рядом с нами. А кто-то и добавляет, что не чувствует, что их семья – многодетная. «Нас не много – нас как раз впору!» Однажды одной маме четырех малышей задали вопрос: «Ты кого из детей больше любишь?» Она подумала и ответила: «Того, который в данный момент к рукам ближе». Многие успешно совмещают и работу, и заботу о детях. И школа, и детсады, и занятия по английскому, малышей в развивающий клуб два раза в неделю. Все хотят успеть. Времени на себя, конечно же, практически нет. Это ОГРОМНЫЙ труд быть многодетной мамой. Но мне этот труд кажется САМЫМ ВАЖНЫМ на Земле. Как говорит одна моя знакомая: «Когда мой старший обнимет меня крепко-крепко и скажет «Мама, ты у нас самая лучшая на свете. Как здорово, что ты нас всех родила!» – кажется, что счастливей меня нет никого на свете. Это для меня самая высшая награда. Другая моя знакомая рассказала, что, когда она была маленькой девочкой, постоянно мечтала о братике или сестрёнке, но родители постановили – одного ребенка им хватит. И тогда девочка решила, что у нее будет очень много детей… А с возрастом от решения осталось только двое. Потом замужество, учёба, работа и первая беременность. Ещё лёжа на родовом кресле и смотря на свой мяукающий комочек, она внезапно поняла – это началась ее НАСТОЯЩАЯ жизнь! И сознание стало настойчиво просить о том, чтобы ее жизнь была ещё больше, богаче, счастливее. Так появились ещё три карапуза, итого – четыре сына! А это слова той девочки, чья детская мечта осуществилась: «Смотря в глаза детей, я вижу весь огромный мир, а их глазами он куда прекрасней, чем глазами взрослых! Дети научили меня не злиться по пустякам. Когда я увидела у них моё же перекопированное поведение, то поняла, как я была смешна! Карьера? Если вы скажете, что вы имеете свою фирму и успешный бизнес, я спрошу только об одном – А СКОЛЬКО ЛЮДЕЙ ИЗ ЭТОЙ ФИРМЫ ВАС ИСКРЕННЕ ЛЮБИТ? Детская любовь – это мощный поток энергии! Одно утреннее: «С добрым утром, мамочка» заряжает на весь день, а если это сказано из нескольких сонных ротиков?» И не так уж страшна наша жизнь, как кажется со стороны. Иногда слышу, как мамы посмеиваются, что ловят себя на мысли, когда видят семьи с тремя-четырьмя детьми или читают о таких: «Ну, надо же, так детей много… сложно им!» А то, что у самих трое-четверо,- забывают, как будто так и должно быть, и было всегда. Трудности от количества детей в семье возрастают, несомненно… Вот, например, скоро зима, это значит, всем детям надо обновлять гардероб, а это новые куртки, теплые штаны, обувь, шапки-шарфы-перчатки… Это же сколько денег надо! Вот было бы хорошо, если б у меня был один ребенок, правда? Все можно было бы потратить на дорогие салоны, маникюры-педикюры, стрижки укладки… Но представляете, сколько радости и счастья будет в доме, когда все начнут одевать и мерить обновки – это ж просто праздник какой-то! Про радость материнства вообще можно писать часами, скажу только – дарить счастье самой гораздо приятнее, чем быть порадованной кем-то. Многие мамы сравнивают свое ощущение от многодетности с солнечной системой, когда мама – Солнце, а вокруг вращаются ее большие и маленькие планеты, и без нее не будет у них ни света, ни тепла, ни жизни. И они счастливы, что дали жизнь стольким новым людям, которых иначе бы просто не было на свете Одна мама рассказывает, что объяснить, почему она сознательно стала многодетной, очень сложно. Она никогда не мечтала иметь много малышей. Но когда узнала, что беременна в пятый раз, то была не просто счастлива. Это было непередаваемое ощущение восторга, от которого хотелось кричать на весь мир. Она говорит: «Что такое счастье? Счастье, когда твоя маленькая дочь, стоя перед зеркалом, копирует все твои движения. Счастье, когда твой младший сын первый сочиненный стишок посвящает маме. Когда средний сын, переговариваясь с другом по телефону, спрашивает твоего совета, как лучше сделать то или это. И когда старший сын приходит и делится своими первыми любовными переживаниями… Каждый миг, каждую секунду каждой частичкой своего тела я чувствую их, и это – счастье. И оборачиваясь назад, я могу с уверенностью сказать, что, если бы мне дали возможность что-то изменить в своей жизни, я бы ничего не меняла. Ибо вот он – истинный смысл жизни.» А для другой мамочки счастье – проснуться утром в выходной от ароматного запаха, разносящегося по всей квартире, где ее детки заботливо готовят завтрак маме, при этом шикая друг на друга, чтобы было как можно тише, иначе разбудят и сюрприза не будет. А потом они наперегонки несутся в комнату с визгами и криками, запрыгивают к ней в кровать и начинают наперебой рассказывать, как папа учил их готовить маме сюрприз, а маленький громче всех, на своем ломаным языке, потому что толком и разговаривать не умеет. Не это ли счастье материнства? Разве не ради этого мы живем?.. Рассказывают, что многодетные отцы семейства, бывает, ругают детей, что те кричат, дерутся, капризничают, мешают им работать или отдыхать… Но, стоит женам с чадами уехать куда-нибудь хотя бы на день, у мужей начинаются «ломки» по детским крикам, визгам, дракам! Не могут они уже без этого жить. Давит на них тишина, чуть ли не депрессия начинается, когда никто не выбегает их встречать с работы, обнимать, рассказывать о событиях прожитого дня, никто не мешает читать или смотреть новости, не таскает их обед из тарелки… Жизнь становится спокойной, но лишается той самой главное ее составляющей – СМЫСЛА. Одной веселой женщине частенько не верят, что у нее пятеро детей: ей всего 35 лет, и она совсем не подходит под устоявшиеся многодетные стереотипы. Ну и, конечно, следующий вопрос: «Еще будете или все?» Она всегда уходит от ответа, мол, откуда мне знать? Иногда в шутку советуют купить телевизор (чтобы было чем заняться вечером) или мужу завести себе «другое» хобби. Как объяснить чужим, даже если и дружелюбно настроенным людям, что ощущает женщина, выносившая, родившая, выкормившая и воспитывающая пятерых детей? Как передать словами чувство любви, которое царит в их доме? Между детьми, детьми и родителями, между женой и ее мужем? Она рассказывает: «Когда родилась наша первая дочка, я чувствовала себя младшей помощницей Бога, Его соавтором – вот что я создала из своего тела! Вот какое чудо! Иногда мне бывает тяжело, иногда грустно, но я никогда не жалею о сделанном выборе. Я с легкой завистью гляжу на своих шумных, горластых ребят – вон сколько у них САМЫХ БЛИЗКИХ ЛЮДЕЙ! Я об этом в детстве могла только мечтать. Не знаю, что принесет мне будущее. В одном уверена: недостатка в любви не будет!.. Знаешь, а мы все же ждем шестого…» Вот такие мы – мамы многодетные. Не всегда – сильные и спокойные, но всегда – счастливые! Нам тяжело, но это временные трудности и они тоже – счастье. И если все мои дети решат меня обнять – то спокойно завалят на пол! А если хором крикнут «МАМА!!!» – вздрогнет планета. А еще, когда многодетная мама со всеми своими детьми идет по улице, то ей в след оборачиваются девять из десяти мужчин, а какая модель может этим похвастаться?! (шутка)

Комментарии к статье Матушка Мария Ильяшенко: «Никогда не надо решать серьезные проблемы вечером» :
Что нужно знать до зачатия. Резус-фактор
Беременности издревле считалась естественным состоянием женщины. Напомним, что аборты запрещались законом и Церковью, поэтому в семьях нередко было
Уход во время беременности
Каждая женщина по-разному реагирует на беременность. В уходе во время беременности за кожей наиболее важна профилактика, поэтому следует избегать
Как выбрать коляску?
Когда вы ждете малыша или уже стали мамой, самое время выбирать детскую коляску. Сегодня выбор колясок огромен, и не сложно растеряться в таком
Разнополые близнецы могут делить одну плаценту
В New England Journal of Medicine был описан случай, когда разнополые близнецы делили одну плаценту, сообщает Associated Press. Каждый из детей при
Хотите родить мальчика - ешьте побольше жирного
Американский микробиолог Черил Розенфельд стала героиней германского журнала Spiegel. В небольшой статье, посвященной исследованиям группы ученых,
Успешное зачатие
Планируете беременность в ближайшем будущем? Тогда наши советы, как обеспечить зачатие от специалистов в области гинекологии, психологии и здорового
Завтра — новый день
Подводные камни здорового образа жизни
Все чаще современный человек начинает задумываться о здоровом образе жизни, одной из основ которого является правильное питание. Однако многие люди
Беременная итальянка снова зачала, еще не родив
Итальянская женщина сможет родить дважды еще до конца этого года, сообщает Ananova. Это стало возможным благодаря редчайшему медицинскому феномену,
Праздничный стол
Каждой хозяйке хочется, чтобы ее праздничный стол выглядел нарядно. Сервировка стола во многом зависит от умения и вкуса хозяйки. Прежде всего не
Воспитание чувств - осенний лес
Чувство любви к природе можно воспитать, если знакомить малыша с ее тайнами, вместе с ним разгадывать их, рассказывать ему интересное о жизни
В семье ростовского священника родился 18-й ребенок
В самой многодетной в Ростовской области семье настоятеля храмов Серафима Соровского и Святотроицкого, священника Иоанна Осяка родился 18-й ребенок,


Детское здоровье - онлайн журнал © 2011-12 Все права защищены. Powered by Childsdoctor.ru
Копирования материалов запрещено!

Яндекс.Метрика